Skip to Content

Ворон

Символика ворона обусловлена двумя моментами: его черным цветом и резким криком. В мифологии индейцев Северной Америки ворон является демиургом и культурным героем, однако в ряде других традиций выступает в ипостаси трикстера. Поскольку ворон питается падалью, его связывают с царством мертвых и с землей, но одновременно также с небом (в контексте общей символики птиц). Поэтому ворон наделяется функцией посредника между тремя мирами и ему приписывается мудрость и способность предвидения

_______________________

Булат Окуджава Если ворон в вышине

_______________________

Как хтоническое существо, связывается с несчастьем и смертью. Таким образом, вещий ворон — преимущественно вестник несчастий, смерти. Это птица вещая и зловещая; таковы вороны (с именами Память и Мысль) — спутники Одина, сообщающие героям о предстоящей смерти в битве; таков ворон в одноименном стихотворении Эдгара По.

В Библии ворон — нечистая птица, будучи выпущен Ноем из ковчега, он нашел себе пропитание в виде трупов вокруг ковчега, не принеся вести о состоянии земли; поэтому Ной проклинает ворона, делает его черным; так ворон становится олицетворением сил ада, в противовес голубю. Ворон – амбивалентный символ греха, с одной стороны, но мудрости и долголетия – с другой. Ворона часто идентифицировали с Сатаной, что объясняется специфической раскраской и свойством выклевывать глаза мертвецам. Появление ворона воспринималось как предвестие неудачи. В Китае ворон является солярным символом; в символике митраизма связывается со стихией воздуха. Ворон почитается в Тибете, где выступает в качестве основного объекта гадания; это также связано с символикой ворона как «вещей» птицы, как посредника между тремя мирами.
Ворона выступает в качестве символа ловкости и хитрости. В Греции она — символ долголетия, в Индии — вестник смерти.


Кельтская богиня войны и смерти Морриган, часто предстает в обличье вороны.

Согласно ветхозаветному преданию, изначально ворон имел белую окраску. Но когда, посланный Ноем посмотреть, не стала ли вода спадать, он вернулся без добрых вестей, его оперение стало черным. Ворон издавна считался вещей птицей, умеющей предсказывать будущее. Вероятно, это связано с тем, что ворон умеет воспроизводить человеческую речь.

Ворон являлся атрибутом Аполлона-предсказателя;
выступал проводником мифического героя японцев Джиму, указав землю, где тот создал империю и династию Ямато. У скандинавов ворон - знак Одина.
Скандинавские гадатели считали, что, если крылья ворона сложены, это предвещает победу, если расправлены - поражение.


Тауэр

У англичан бытовало поверие, что вороны покидают свои гнезда в преддверии голода и других социальных катаклизмов. Имея в виду широкое распространение этого суеверия, У. Черчилль во время Второй мировой войны распорядился подкармливать птиц Тауэра.


Тауэр

Иногда ворон – чаще ворона – интерпретировался как символ надежды. В ворона обращался пророк Илия, когда по приказу Бога приносил Христу пищу в пустыне.


Пророк Илия

В алхимии стая воронов символизировала процесс первоначального нагревания. Черный ворон с белой головой был знаком алхимической победы над продуктом распада.

_______________________________

Ворон, широко распространён в мифологических представлениях, обладает значительным кругом функций, связывается с разными элементами мироздания (подземным миром, землей, водой, небом, солнцем), что свидетельствует о глубокой мифологической семантике этого персонажа. Она обусловливается некоторыми универсальными свойствами Ворона как птицы, в частности резким криком и черным цветом. Само слово «ворон» в большинстве языков этимологизируется как указание либо на крик Ворона (иногда звукоподражательно — в романо-германских, кельтскях. палеосибирских, венгерском, ацтекском наименованиях), либо на его окраску (в т. ч. в балто-славянских, арабском, китайском языках). Чёрный цвет Ворона часто воспринимается как приобретённый от соприкосновения с огнём или дымом, в силу наказания бога и т. п.

У североамериканских племен пережитки древнего тотемизма сказываются в мифах о культурных героях в образе животных . У у племен северо-западного побережья - ВОРОН . Во всех случаях , особенно в последнем , культурный герой - это , по видимому , древний тотем фратрии . По отношению к ворону это совершенно несомненно , так как ворон - один из дух тотемов фратрии северо-западных племен .

Предание о падале, по гипотезе К. Леви-Строса, способствует тому, что Вороне функционирует в мифах как культурный герой: падаль — уже не животная, но и не растительная пища, поэтому Ворон олицетворяет некий компромисс между хищными и травоядными, противопоставление которых друг другу оказывается в конечном итоге смягчением фундаментальной антиномии жизни и смерти. Поэтому Ворон воспринимается как медиатор между жизнью и смертью.

Как трупная птица чёрного цвета с зловещим криком Ворона хтоничен, демоничен, связан с царством мёртвых и со смертью, с кровавой битвой (особое развитие получает мотив выклёвывания Вороном глаз у жертвы), выступает вестником зла. Поскольку Ворон в поисках пищи копается в земле, он связывается и с нею; как всякая птица, Ворон ассоциируется с небом. Связь Ворона с этими тремя сферами определяет то, что он (это особенно видно в палео-азиатской мифологии и индейцев Северной Америки мифологии} наделяется шаманским могуществом и, в частности, выполняет посреднические функции между мирами — небом, землёй, загробным (подземным или заморским) царством, являясь, таким образом, медиатором между верхом и низом.

Ворон воспринимается как медиатор (главным образом в северных мифологиях) между летом и зимой (он неперелётная птица), сухим и влажным, солёной и несолёной влагой (связь Ворона или созвездия Ворона с сухим сезоном почти универсальна, сухостью в некоторых мифологиях мотивируется «голос» Ворона; как посредник между водой и сушей он участвует в мифах о потопе; создавая «сушу», Ворон достаёт горсть земли со дна моря; он добывает воду и делает реки, причём пресную речную воду он иногда берёт у хозяев солёного моря)..

Умение подражать человеческой речи, а возможно и долголетие, способствовали возникновению представлений о Вороне как о мудрой вещей птице (ср. его связь с загробным миром). Наряду с этим (особенно в северных мифологиях) Ворон воспринимается как посредник между мудростью и глупостью (он — «мудрый» шаман и плут-трикстер, попадающий впросак или совершающий « безумные » поступки). Ворон является медиатором между мужским и женским началом (ср. его попытки изменить пол, «выйти замуж», и т. п., сопоставимые с шаманством превращённого пола).

Выступающий в мифах как существо двойной антропозооморфной природы, Ворон выполняет медиативную функцию между человеческим и животным. Участие Ворона в основных мифологических оппозициях способствует его роли как «серьёзного» культурного героя и одновременно шутника-трикстера. Как культурный герой Ворон осуществляет медиацию в оппозиции природы и культуры.

Ворон — центральный персонаж в мифах некоторых народов Северной Азии и Северной Америки, прежде всего у палеоазиатов чукотско-камчатской группы (чукчи, коряки, ительмены) в Азии; у северо-западных индейцев (главным образом тлинкиты, но также хайда, цимшиан, квакиютль), северных атапасков и отчасти эскимосов (повидимому, в результате заимствования) в Америке. В этих мифологиях Ворон выступает как первопредок — демиург — культурный герой, могучий шаман, трикстер (ительменок. Кутх, корякск. Куйкынняку, чукот. Куркыль, тлинкитск. Иелъ). Он фигурирует в двух ипостасях — антропоморфной и зооморфной, и типологически близок тотемическим первопредкам двойной антропозооморфной природы в мифологиях других американских индейцев и австралийцев. Его деятельность в мифах отнесена ко времени мифического первотворения что, в частности, делает возможным сочетание функций «серьёзного» культурного героя и плута-трикстера в одном персонаже.

В мифах о творческих и культурных деяниях Ворона мотивы у палеоазиатов (как культурный герой Ворон выступает прежде всего у чукчей) и в Северной Америке в основном совпадают. Ворон создаёт свет и небесные светила, сушу и рельеф местности, людей и зверей; он добыл пресную воду у хозяев моря, раскрасил всех птиц (а сам превратился из белого в чёрного), положил начало рыболовству. Эти мотивы можно считать древнейшими, созданными в период генетического единства или длительных контактов предков палео-азиатов и индейцев Северной Америки. Однако последним не известен палеоазиатский миф о Вороне, который вместе с другой птицей (зимушкой или куропаткой) пробил клювом небесную твердь, добыв таким образом свет (но в обеих мифологиях есть мифы о похищении небесных светил в виде мячей у их злого хозяина ради создания света); а палеоазиатам не знакомы североамериканские рассказы о том, как Ворон добился от хозяйки прилива регулярной смены прилива и отлива и о том, как он добыл огонь (у чукчей Ворон создаёт сакральный инструмент для добывания огня).
Существование этих различных, но типологически близких мотивов, возникших самостоятельно в каждом из регионов, подчёркивает общность мифологической семантики Ворона.

Прежде всего как первопредок и могучий шаман Ворон выступает в фольклоре коряков и ительменов. Он патриарх «вороньего» семейства, от которого произошли люди; у него большая семья, и он защищает своих детей от злых духов, помогает в устройстве их браков; а сами брачные приключения его детей суть символическое выражение возникновения и правил организации и функционирования социума (установление дуальной экзогамии через отказ от кровосмешения, установление «брачных связей» с существами, персонифицирующими природные силы, от которых зависит хозяйственное благополучие социума).

Вокруг Ворона и его семьи объединён почти весь повествовательный фольклор коряков и ительменов. Такая «семейная» циклизация отличает палеоазиатский фольклор от фольклора северо-западных индейцев, циклизованного «биографически» — в нём преобладают мифы о «героическом» детстве Ворона и о его странствиях: в Северной Америке Ворон — прежде всего культурный герой, а не «патриарх», хотя и здесь имеются представления о нём как о первопредке. Так, он часто выступает как тотем или родовой эпоним, считается родовым или фратриальным предком. С оппозицией фратрий, очевидно, связано его противопоставление другой птице (лебедю, гагаре, орлу; ср. ниже об иудаистском противопоставлении Ворона голубю; один из представителей семейства «вороньих» выступает в оппозиции к орлу в Северной Австралии, он также является и трикстером) или зверю (обычно волку). В частности, у северо-западных индейцев и у некоторых групп атапасков племя делится на фратрию Ворона и фратрию волка или орла.

В отличие от мифов творения, рассказы о проделках Ворона-трикстера не совпадают по мотивам в палеоазиатском и североамериканском фольклоре, но типологически идентичны. Исключение составляют повествования о мнимой смерти Ворона и о его попытках переменить пол, представляющие пародию на некоторые стороны шаманизма (аналогичные истории рассказывают и о других трикстерах). Таким образом, «трикстерский цикл» о Вороне возник, повидимому, позже, чем мифы творения.
В палеоазиатском фольклоре Ворон-трикстер и прожорлив, и похотлив, но его основной целью является утоление голода. В Северной Америке похотливость приписывается другому трикстеру — Норке, а для Ворона характерна только прожорливость. Разница проявляется также в том, что у палеоазиатов Ворон-трикстер действует на фоне общего голода, постигшего всю его семью; в Северной Америке состояние голода — специфическая черта самого Ворона, возникшая, по мифу, после того, как он съел коросту с кости.

Ворон-трикстер готов на любой коварный обман, часто торжествует, но бывает и одурачен. Если он выступает как представитель семьи (что прежде всего характерно для палео-азиатской мифологии), его трюки удаются, когда они направлены против «чужих», и проваливаются, когда Ворон действует в ущерб «своим», нарушает физические или социальные нормы (покушается на коллективные запасы пищи, меняет пол, пренебрегает половозрастными принципами разделения труда, изменяет жене). Трюки Ворона противостоят нормальной социальной деятельности его детей, «дополнительны» ей, воспринимаются как па-разитарная форма поведения и являются шутовским дублированием, пародийным снижением его собственных деяний как культурного героя и могучего шамана. Там, где Ворон действует вне семейного фона, что характерно и для палеоазиатского и для северо-американского фольклора, его трюки имеют переменный успех. В этом случае он часто пытается удовлетворить свои нужды за счёт других подобных антропозооморфных существ; у палеоазиатов это лиса, волк и др., в Северной Америке — баклан, медведь-гризли, орёл, также волк.

Аналогичная семантика образа , выявляется и в мифологических представлениях других народов Севера:» Азии и Северной Америки. В якуте ЕЖ мифологии Ворон — атрибут Улу Тойоаш», мифического главы чёрных шаманов и имеет демонический характер в эвенкийских мифах Ворон иногда выступает в роли неудачного, непослушного помощника бога-творца. На Севера Америке у индейцев других племе сказания о Вороне встречаются только спорадически, но там известен миф о потопе с участием Ворона (у северно-западных индейцев Ворон. иногда также связывается с потопом): он ПОСЛАН искать сушу, не возвращается, и называется чёрным цветом. Шведская фольклористка А. Б. Рут, СОЦИАЛЬНО изучавшая мотив всемирно— потопа, считает, что эти сюжета. возникли в результате контаминашо индейских мифов о демиурге-ныряет щука, вылавливающем землю, рассказами библейского происхожу ния о всемирном потопе, занесённым миссионерами.

Уже древнейшее сюжетное упоминание о Вороне в вавилонском эпосе Гильгамеше связывает его с мифе» о всемирном потопе: Утнапиштт посылает из ладьи (на которой спасается от потопа) последователь в ласточку, голубя и Ворона, чтобы узнать обнажилась ли суша. Первые две птицы возвращаются, не найдя сухого места, а Ворон не возвращается — свидетельство того, что он обнаружил сушу. В библейском описании потопа (восходящем к вавилонскому Ворону не вернулся, а посланный за тем голубь прилетел с листом оливы, то есть в полном отличии от вавилонской версии Ворон выступает как дурной вестник, а голубь как хороший. Эта же трактовка становится ярче в поздний еврейской (постбиблейской) и мусульманской традициях (Ной проклинает Ворона, делает его чёрным, благословляет голубя).

В средневековой христианской традиции Ворон становится олицетворением сил ада и ДЬЯВОЛА а голубь — рая, святого духа, христианской веры (крещения). Так же интерпретация опирается, повидимому, как на еврейскую традицию д отражает иудаистское деление животных на чистых (голубь) и нечистых (ворон), так и на дохристиански-мифологические представления народов Европы, в которых Ворон имеет отчётливую хтоническую характеристику и фигурирует как птица, приносящая несчастье. Появление Ворона на левой стороне дома было дурной приметой, во время сева его появление предвещало неурожай, встреча двух воронов в воздухе — войну В древнеирландской, и особенно древнескандинавской, литературах (восходящих к фольклору и отражающих дохристианскую мифологию) Ворон иногда обладает железными когтями и клювом, есть и образ одноглазого Ворона, что характерно для хтонических существ. Ворон фигурирует в описаниях битв, предвещает гибель героев.


Бог Один

Скандинавского верховного бога Одина связанного с царством мёртвых и войнами, сопровождают две мудрые вещие птицы — вороны Хугин и Мунин Ворон, повидимому, связан и кельтским богом Лугом. В античной мифологии Ворон (или ворона) сопровождает богов и героев, связанных с небом и солнцем, с культом земледелия, с войной и подземным царством: Кроноса (и римского Сатурна), Аполлона, Афину (шлем Афины имеет вид ворона), Асклепия. Имеется много упоминаний о мудрости Ворона. Согласно Овидию , Аполлон узнаёт от Ворона об измене любимой им нимфы и в горе делает его чёрным. По преданию Ворон предсказывает смерть Цицерона и др. Вместе с тем отчетливой хтонической характеристики античный Ворон не имеет.

Поверья о том, что Ворон. приносит несчастье, зафиксированы в Северной Африке. Передней, Южной и Восточной Азии.

В Древнем Китае ворон был солярным символом; лишние солнца, убитые стрелком И, мыслились как Ворон.

Демоническим персонажем Ворон, является в русских сказках Ворон Воронович).

__________________________

Приметы о воронах:

Если ворона летает возле окна и каркает, это предвещает смерть в доме.

Если ворона трижды пролетит над домом и трижды каркнет, это дурной знак. (Повсеместно).

Если вороны стаями улетают из лесу, это предвещает голод. (Повсеместно в старину).

Если вороны утром собираются в стаи и смотрят на солнце, погода будет жаркой и сухой, если же они вечером с криком
собираются к воде - приближается дождь. (Повсеместно).

Если на дороге перед тобой сидит нечетное число ворон - тебе придется на кого-то сердиться. (Нортгемптоншир).

Увидеть одиноко летящую ворону-дурной знак. (Нортгемптоншир).

Существует предание, будто множество ворон кружилось вокруг головы Цицерона в тот день, когда его убили. Плиний писал: "Эти птицы, вороны и грачи, склонны поднимать шум, и большинство людей считает его дурным знаком, предвещающим неудачу". Плиний умер в 79 г. н.э.

Повсеместно считалось, что эти птицы владеют даром прорицания. Существует очень много упоминаний о британских поверьях, связанных со способностью птиц предсказывать изменения погоды и смерть. В древности люди верили, что, съев жизненно важную часть тела вороны, можно овладеть пророческой душой птицы.

В одной старинной индийской книге о магии, которая называется "Каусика-сутра", говорится о том, как освободиться от невезения. Нужно привязать крючок к левой ноге вороны, и, подвесив на этот крючок освященную лепешку, прогнать ворону, чтобы она улетела на юго-запад, в то время как священник или колдун будет произносить необходимые заклинания. Брахман, который присваивал деньги, вручавшиеся ему для жертвоприношений, должен был после смерти перевоплотиться в ворону или грифа и жить в этом облике сотню лет.

Каждый, кто знаком с античной мифологией, может вспомнить, что, омолаживая постаревшего Ясона, Медея влила в его вены отвар из печени оленя-долгожителя и головы вороны, которая пережила девять поколений людей.

В России повсеместно распространено поверье, что каркающая около дома ворона предвещает несчастье: "Вещует на чью-то голову" (ср. английский вариант той же приметы: "если ворона летает возле окна и каркает, это предвещает смерть в доме").

В русской народной традиции распространены приметы, согласно которым поведение ворон предсказывает ту или иную погоду: "Вороны каркают стаей - к морозу (летом - к ненастью). Ворон каркает - к несчастью; ворона - к ненастью. Вороны играют кверху, толкуны (мошки) толкутся - к ведру. Ворона купается - к ненастью".

_______________________________

Гражданская Оборона - Черный Ворон

В похоронных причитаниях смерть залетает в окно черным Вороном. Ворон предсказывает скорую смерть. Широко распространены приметы о том, что если Ворон каркает над головой путника, пролетает или каркает над домом, над двором, над селом, над лесом или над кладбищем, садится на крышу, на трубу, бьет крыльями в окно, каркает в селе, на крыше дома, перед домом или на церкви,— значит, путник или кто-то в доме или в селе скоро умрет. Приметой смерти и различных несчастий часто служит и крик ворон, реже — галок и грача. Во сне черный Ворон и каркающая ворона тоже сулят смерть. Для охотника или рыболова, отправляющегося на промысел, крик Ворона означает неудачу. Поэтому охотники избегают упоминания Ворона и называют его “верховым” или “курицей”.
В народном восприятии Ворон связывается с кровопролитием, насилием и войной. О кровожадности свидетельствует его крик, передаваемый возгласом “кровь, кровь!”.

_________________________

ВОРОНЕЦ (ВОРОНИЙ ПРАЗДНИК) — Святодень, посвящённый вещей птице — Ворону. Каркая наддомом, где живут не по Прави, Ворон — как вестник Кощного Бога — призывает на нечестивцев Навью кару. Мудрым же Ворон — как потворник Велесов — приносит в клюве своём Живую и Мёртвую воду и открывает тайны жизни и смерти.


===================
Ворон – птица неприкосновенная
Автор: Семён УСТИНОВ, Байкало-Ленский заповедник

Над соседней, через улицу, усадьбой высится телевизионная антенна. На ней я часто вижу одну-две вороны. Я выхожу на крыльцо своего дома – вороны прямо передо мною. Раньше они сразу срывались, но теперь привыкли, не опасаются. Знают: я, выйдя на пустынную нашу улицу, положу на заранее утоптанный снег что-нибудь съедобное. Синиц-голубей подкармливают все, ворон – никто, несправедливо.

Вороны, увидев меня и заинтересованно зыркнув, отворачивают носатые головы в сторону – показывают деланное равнодушие. Но стоит положить что-нибудь для них съедобное и вернуться во двор, как они – нет, не кидаются на подачку, а, развернувшись головами сюда, замрут. Они ждут, когда уйдёшь подальше, жеманничают. Так бывало много раз, но однажды, пока вороны жеманились, на подачку – откуда ни возьмись – спланировал ворон. Нет, это не самец вороны, это самостоятельный вид обширного семейства врановых. Пара их где-то неподалёку на высоких кедрах имеет гнездо и ежегодный выводок – три-четыре птицы, всю зиму толкается в окрестностях посёлка. Родители же с гортанным криком проносятся над Утуликом. Полёт ворона быстрый, сильный, решительный. Впечатление такое, будто птица точно знает, куда, зачем и к «скольки» она торопится. Ворона же летит, изредка покаркивая, куда носом сидела.

С тех пор ворон несколько раз успевал перехватить подачку. По представлению эвенков, вместе с волком и орлом ворон почитался охотником. Правда, по их мнению, был «не совсем охотником», но ворон сопровождает человека на охоте и криком указывает на добычу. За эту услугу ему полагалось вознаграждение в виде куска печени и внутренностей, например, лося. Ворон необыкновенно настойчив в поисках разнообразного пропитания. Для музея природы Баргузинского заповедника однажды глубокой зимой мы добыли крупную птицу. Желая узнать, чем она питалась, вскрыли и с изумлением обнаружили десятка два кедровых орехов.

Ворон в своих угодьях очень внимателен; постоянно пролетая над лесом по разным направлениям, мгновенно замечает какие-либо изменения. Более того, вскорости является на любой громкий звук в лесу, а уж на выстрел – обязательно.
Свидетель добычи пролетит со своеобразным криком стороною и либо скроется, либо на почтительном расстоянии присядет на дерево – наблюдает. А тот, который улетел, «приведёт» через какое-то время внушительную компанию сородичей. Где и как собрал?! Вороны живут зимой поодиночке или парами, но благодаря сигналам – особенной интонации крика обнаружившего добычу – собираются группой, как это показывают грифы в Африке.

На многих арктических островах с крутых каменистых склонов – мест гнездовий морских птиц – случаются мощные камнепады, отчего гибнут гнёзда с яйцами или птенцами. По сообщениям исследователей Арктики (Петер Фрейхен), на грохот обвалов тут же слетаются вороны и чайки, привыкшие находить здесь дохлятинку. Однажды на одном из притоков Иркута уже в начинающихся сумерках охотник добыл зверя. Пока разделывал тушу, заметно стемнело. В это время чуть в стороне, выразительно заворачивая голову на охотника, пролетел ворон. Заметивший это опытный охотник мясо сложил кучей, закрыл её шкурой, а печень глубоко уложил в снег и крепко утоптал это место. Наутро, ещё в сумерках, он пришёл за мясом и что же увидел? От места разделки туши слетело с десяток воронов.

Каким образом один ворон за ночь собрал сюда столько сородичей? Существует, значит, некий код в формах полёта и интонации голоса. И делал это, наверное, не один ворон-очевидец, вероятно, сообщение рас-пространялось по цепочке: «услышал сам – передай товарищу». Что они только не делали, чтобы добраться до мяса! Шкура замёрзла (на что и рассчитывал охотник), надёжно укрыв вожделенное, и вороны под неё со всех сторон «ломились» – снег долбили и отбрасывали в сторону. Наверное, учуяли печень, поскольку раздолбили смёрзшийся, утоптанный снег и знатно полакомились. По-видимому, это фирменная их закуска, о чём догадывались эвенки и оставляли ворону именно печень. Эти охотники пользовались и голосом ворона. Подходя к берлоге с намерением добыть медведя, они, чтобы не насторожить хозяина раньше времени, ещё издали кричали: «Крук! крук!».

Пары – самец и самка – у воронов создаются, по-видимому, на годы, если не на всю жизнь.

Вне гнездового времени часто можно видеть одиночную птицу, но и вторая обитает где-нибудь поблизости. Однажды я обнаружил ворона, попавшего в капкан, поставленный браконьером на козулю. Мёрзлой фигурой он хорошо был виден издали. А на дереве неподалёку часами – видно из окошка зимовья – чернел ещё один. Он не садился на тушу погибшей козули, рядом с которой в другом капкане сидел его сородич, не пытался подкормиться. Казалось, ждал, когда неподвижно сидящий «наестся», оживёт и они снова будут вместе. Не случайно в мифологии разных народов, в давние времена и не знавших друг о друге, ворон – птица необычная, а у некоторых и священная.

Так, у аборигенов Корякии ворон почитается как Творец Земли. Северо-американские индейцы полагали, что ворон – это птица, переносящая в загробный мир души умерших людей. Саамы Кольского полуострова считали, что ворон и нерпа взяли себе в жёны дочерей человека-охотника. Неприкосновенной птицей ворон был у древних викингов, а в древнегреческой мифологии он – священная птица бога Аполлона. В одном из стихотворений Рудаки, поэта IX века, есть такие строки: «Когда ведёт и учит ворон нас…». И только древние славяне полагали, что ворон – нечистая сила.

Можно представить, как широко распространён ворон по просторам земли и какое место занимает в мифологии разных народов. В самом деле, он обитатель Северного полушария от арктических островов, Аляски и Канады, Западной Европы, гор и лесов Сибири до равнинных песчано-глинистых пустынь юга Средней Азии и Казахстана. Правда, на юге этого пространства обитает ворон пустынный, ареал которого захватывает даже север Африки на восток до Афганистана.

В общей экологии ворон – птица осёдлая, но на зиму, особенно в северных частях ареала, обычно перелетает ближе к человеческим поселениям, поскольку здесь больше возможности чем-либо подкормиться. А питается ворон… легче сказать, чем он не питается: от любой дохлятинки до животных, поймать которых по силам, больных, раненых; ягод, как выше замечено – орехов, и т.д. Думается, особую ценность у разных народов ворон приобрёл в связи со своей всеядностью и выносливостью (каково зимой в Арктике!), а особенно – трупоядностью. Это безусловный санитар, он, поедая трупы больных животных, препятствует распространению эмидемий.

Замечательны песни воронов в брачную пору. Май 1992 года, окрестности отдалённого таёжного озера Тулон. Пустынно, безлюдно. В ближайшем от моей стоянки лесу группа высоких елей. На одной из них в густых ветвях гнездо. Я догадался по тому, что туда и оттуда несколько раз в день вылетает ворон. И увидел однажды пару, они быстро летели, игриво пикируя друг на друга, и… пели! Вернее, пел кто-то один: протяжные, томительно-высокие, иногда мягко булькающие, страстные звуки. Что весна сделала с чёрной, мрачной, строгой птицей!

Гнездятся вороны не только на деревьях, предпочтительнее – в нишах скальных обрывов, чаще всего в отдалении от человеческих поселений. Видеть гнёзда доводилось не многим. Одно такое однажды я обнаружил в глубине долины ручья, сбегающего с Приморского хребта в Малое море Байкала. Метрах в пяти вверх от основания почти отвесной каменной стены – небольшая ниша, а в ней три воронёнка. Это я разглядел в бинокль с противоположного склона.

Нынче в начале весны у своего крыльца над головой услышал характерное вжиканье крыльев ворона. Поднимаю голову: летит ворон, и в клюве у него прутик длиной сантиметров тридцать. Ясно, что в этом лесу строит гнездо. А мне представилось, будто несёт он розочку – цветок подруге, которая там, на стройке.

===============

Я иду на урок
В. Г. Смелова ,
учитель биологии ГОУ СОШ № 354, г. Москва
Старый ворон не каркнет мимо
Интегрированный урок по картине В.Васнецова «Витязь на распутье»

На пустынном поле, усеянном мертвыми костями,
Наехал он [Илья] три дороженьки,
Три дороженьки он, три ростании.
На тех ростаньях лежит там бел горюч камень.
А на камени том подпись подписана:
«На леву ехати — богатому быть,
На праву ехати — женату быть,
Как пряму ехати — живу не бывати, —
Нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному».
И раздумался старый Илья Муромец,
Илья Муромец, сын Иванович:
Да в которую дороженьку будет ехати?

Кто изображен на картине?
Витязь перед камнем судьбы

Что вы знаете об этом камне?
Предсказывает судьбу

Кто еще из живых существ изображен на картине?
Три черных ворона

4. Постановка проблемного вопроса.

Почему Виктор Михайлович Васнецов ввел в картину «Витязь на распутье» именно ворона?

Оперение жесткое, плотно прилегающее к телу. Половой диморфизм в окраске не выражен. Вес до 1,5 кг
Космополит. Отличается эвритропностью: распространен от арктических тундр до пустынь и высокогорной Голарктики
Брачные игры и спаривание в первой половине февраля и в марте. Гнездо крупное, до 75 см, обычно размещено в кронах высоких деревьев, на уступах скал и береговых обрывов, на опорах ЛЭП. Строят гнездо самец и самка около полутора недель. Для постройки используют толстые ветви деревьев. Лоток выстилают шерстью, тряпочками.
В первой половине марта самка откладывает от 3 до 7 яиц. Насиживает самка в течение 19–21 дня. В это время пищу ей приносит самец. Он охраняет гнездо, предупреждая самку криком об опасности. Птенцы вылупляются во второй половине апреля и в мае. Вначале самка проводит много времени в гнезде, и птенцов кормит самец. Когда птенцы подрастают, корм им приносят оба родителя. Птенцы покидают гнездо в возрасте 40 дней
Всеяден. Основной корм – падаль, которую ворон собирает на свалках, у скотобоен и скотомогильников, трупы диких животных. Поедает также грызунов, яйца и птенцов, рыбу, различных беспозвоночных. Из растительных кормов предпочтение отдает злакам, также питается плодами и семенами

Внимательно изучив информацию о вороне и рассмотрев картину, мы пришли к выводу, что В.Васнецов ввел в картину ворона черного, так как:

– это всеядная птица, основной корм которой падаль. Картина наполнена человеческими и животными останками и присутствие на ней черного ворона вполне логично;
– это осторожная и умная птица. Выбор, который сделает витязь, должен быть взвешенным и правильным. Вороны подчеркивают напряженность ситуации.

Учитель. Итак, мы познакомились с биологическими особенностями ворона черного и сделали вывод о том, что присутствие в картине ворона – падальщика и осторожной и умной птицы логически обусловлено. Однако давайте обратимся к народной мудрости, которая, возможно, дополнит наши представления об этой птице.

Всякому б ворону на свою голову каркать
Предвещать беду

Старый ворон мимо не каркнет
Мудрая птица

Старый ворон не каркнет даром
Мудрая птица

Как ворон крови ждет (зырить)
Зловещая, кровожадная

Спроважу, куда ворон костей твоих не занесет
Обещание убить

Два ворона летят, одну голову едят
Сходство интересов (?)

Ворон каркает на церкви – к покойнику на селе; каркает на избе – к покойнику во дворе
Предвестник смерти

Через который двор ворон перелетел каркая, там будет покойник
Предвестник смерти

Ворон каркал да и докаркался (да и голову прокаркал)
Накликал беду

Можно сделать общий вывод о том, что В.М. Васнецов ввел в картину ворона черного, так как, по народным представлениям, эта птица:

– мудрая (необходимая для принятия витязем правильного решения);
– зловещая, часто служит предвестником беды (скорее всего, витязя ждет смерть).

Учащиеся записывают вывод в тетрадь.

Посланец богов и героев, знает больше, чем обыкновенные птицы
На картине изображен герой

Выражение «ворон сказал, серая ворона сказала» приложимо к вести, которая считается безусловно верной
Может помочь витязю в выборе пути

Ворон питается трупами, его всегда ассоциировали со смертью, войной, разрушением
Картина наполнена останками людей и животных. Присутствие ворона объяснимо

Птица рока. Зловещая птица, предвестник несчастья и смерти
Судьба витязя определена

Увидеть двух воронов вместе – очень плохое предзнаменование, а трех – и того хуже
На картине три ворона

Можно сделать следующие выводы:

– вороны введены в картину художником, поскольку ворон – это мудрая птица, спутник героев, который может всегда дать правильный совет;
– ворон – символ смерти, войны, разрушения. Его присутствие на картине подчеркивает ее трагизм;
– ворон – зловещая птица рока, предвестник несчастья. Три ворона на картине являются плохим предзнаменованием для витязя. Судьба его предопределена.

Введение В.М. Васнецовым в картину «Витязь на распутье» черных воронов подчеркнуло:

– тройственность предстоящего выбора. В картину введены три ворона (три дороженьки);
– движение картины. Летящий ворон – движение, сидящий на земле – статика, распахнувший крылья на камне и каркающий – полудвижение, побуждение к действию, чтобы витязь скорее на что-то решился;
– драматизм предстоящего выбора главного героя. Вороны питаются падалью. Витязя в его выборе ждет гибель. Летящий ворон с той стороны, куда скорее всего поедет витязь, уже пообедал трупами. Каркающий ворон на камне предвещает гибель героя.

Итак, поиски истины закончены, и мы вновь совершили великое открытие. Картина Виктора Михайловича Васнецова «Витязь на распутье» аллегорически раскрывает переломный момент в жизни самого мастера. После ряда колебаний и исканий художник пошел по новому творческому пути — выражения в народе того, что свидетельствовало о его силе, способности к борьбе, что сделало русский народ великим и могучим. Он обратился к живительному источнику народной мудрости и красоты— народному творчеству, несущему в себе веру в богатырское величие и прекрасное будущее русского народа.

Васнецова, выбиравшего собственный творческий путь, поразило, как народ в одной из былин об Илье Муромце выразил свою внутреннюю силу: витязь выбирает не путь, сулящий ему счастье и богатство, а путь, ведущий через опасности, и, идя по такому пути, он бесстрашно преодолевает их и выходит победителем.

Витязь, изображенный на картине, – это сам художник, который представлял трудности в творческом направлении, которое избрал для себя в искусстве; в новой для его времени историко-былинной тематике, в смелой, положительной, героической обрисовке образа народа. Васнецов будет стремиться воплотить в художественных образах великую творческую силу народа, и время показало, что он выбрал верный путь.

_____________________________

Услышать крик ворона слева, особенно рано утром, – очень плохая примета. Если он кричит близ дома, где есть больной, этот человек умрет. В Шотландии крик ворона при отплытии рыболовных судов означает, что плавание будет неудачным. Увидеть двух воронов вместе – очень плохое предзнаменование, а трех – и того хуже. Марлоу в «Мальтийском еврее» упоминает о тогдашнем веровании, согласно которому ворон носит на крыльях заразу и распространяет болезнь на те места, где ее раньше не было.

С другой стороны, как и все птицы, почитавшиеся когда-то священными, ворон имеет и положительные качества. Он кормил в пустыне Илию, а также Павла Отшельника. В «Дэнемских трактатах» читаем, что состояние сэра Джона Дака, богатого бюргера из Дэнема семнадцатого века, выросло из кусочка серебра, который бросил к его ногам ворон, хотя неясно, сделала ли это птица с особой целью или случайно. Охотники за оленями в горных районах Шотландии считают хорошей приметой услышать крик ворона при выходе на охоту, а во многих других регионах так же хорошо увидеть одного ворона, как плохо двух или трех. В Уэльсе слепой, по-доброму обошедшийся с вороном, прозреет. Это, похоже, связано с широко распространенным верованием, что эти птицы выклевывают у своих жертв глаза. Утверждают, что, поскольку они едят глаза, у них острое зрение и, следовательно, магическая власть излечивать слепоту у друзей.
Одно из наиболее интересных из дошедших до наших дней суеверий касается ручных воронов, которых содержат в лондонском Тауэре. Оно утверждает, что, если один из них погибнет или улетит, английская корона падет, а вместе с ней и вся страна. Это верование может быть не таким уж древним, поскольку такого рода традиции обычно злободневны, но это не единственное и не первое предание, связывающее ворона с этой частью Лондона. В «Четырех ветвях Мабиногион» говорится, что после смерти Брана Благословенного (который, согласно одним легендам, был кельтским богом, а в соответствии с другими – добродетельным королем) его голову отрезали и похоронили на Тауэрском холме лицом в сторону Франции. Пока голова остается на месте, Великобритания будет в безопасности. Имя «Бран» означает «ворон».

=============

Греки каркали на свадьбах, или вороне — горько!

«Эх ты, ворона!», «Ну вот, проворонил…», «Чего ворон считаешь!» — говорят по-русски для выразительного обозначения ротозейства.

В современном русскоязычном сознании образ вороны связывается с идеей потери собственности и упущения выгоды по непредусмотрительности или рассеянности. В какой степени поведение действительной зоологической вороны согласуется с таким представлением языкового сознания о вороне, в расчет не принимается: значение имеют особенности вороны баснословной и мифологической. В подсознании говорящих по-русски скрыты картины античного басенного сюжета о вороне и лисице; надо думать, именно эти картины — опора иносказательного изображения ротозейства в облике вороны.

Иное представление о вороне — на этот раз как об источнике дурных предзнаменований — скрыто в русских просторечных выражениях «не каркай!» или «ну вот, накаркал!».

Далеко не всегда и везде такой образ вороны в повседневном сознании был преобладающим.

По свидетельству одного из античных авторов, свадебные торжества в Древней Греции оглашались криком «ворона!», — но не по той причине, что гости усматривали черты какого-то ротозейства в поведении жениха и невесты или выражали неодобрение выбором кого-то из вступающих в брак: что-то вроде «мог (могла) бы и получше найти!». Нет, смысл возгласа был иной. «Эккори кори коронэ!» (ἐκκορὶ κορὶ κορώνη) — кричали на древнегреческих свадьбах, как кричат «горько!» на современных русских, правда не с той же целью. Третье, последнее, слово этого восклицания (κορώνη, коронэ) означает по-гречески «ворона». Смысл первых двух слов не вполне ясен: возможно, это близкие по звучанию к третьему слову искусственные образования без определенного смысла (допускается и другое толкование, о котором скажем чуть ниже). Но при чем здесь ворона?

При римском императоре Феодосии I Великом (Flavius Theodosius, Theodosius Magnus, 346–395) жил один из последних жрецов древнеегипетской религии по имени Гораполлон. Древнеегипетского языка Гораполлон, видимо, уже не знал, но кое-какими сведениями о нем обладал и изложил их на коптском языке в сочинении о египетских письменах «Иероглифика». А греческий перевод трактата Гораполлона был основным источником при попытках разгадать древнеегипетскую иероглифику до нахождения Розеттского камня.


Египетское изображение римского времени из Дендеры. Птица с человеческой головой — символ «ба», души человека или божества. У божества их могло быть несколько. Изображение пары птиц с человеческой головой, надо полагать, было знакомо и Гораполлону. Фото (Creative Commons license): kent MacElwee

Вот что говорит Гораполлон, рассказывая о том, как посредством иероглифики символически изображаются бог Древнего Египта Гор и богиня Хатхор (греческий переводчик обозначил их как богов эллинской мифологии, Ареса и Афродиту):

Изображают Ареса и Афродиту также иначе — рисуя двух ворон, как бы мужчину и женщину, поскольку это животное кладет два яйца, из которых предстоит вылупиться самцу и самке; по рождении (а редко случается, чтобы родились два самца или две самки) самцы, женившись на самках, не вступают в связь другой вороной вплоть до смерти, равным образом и самки: потеряв пару, живут в одиночестве. Поэтому при встрече с одинокой вороной птицегадатели считают ее вдовствующим животным.

По причине подобного единомыслия ворон-супругов греки до сего дня восклицают на свадебных торжествах «эккори кори коронэ!», хотя и не разумеют смысла восклицания. По этой же причине египтяне, обозначая брак, опять рисуют двух ворон.

Таким образом, согласно Гораполлону, возглас «ворона!», звучавший на греческих свадьбах, надо понимать как пожелание молодоженам вороньего супружеского единодушия и верности не только до гроба, но и за ним.

Действительно, ворона иногда рассматривалась в античной религии как символ супружеской верности. В Риме, к примеру, вороны считались спутницами Юноны и обожествлялись. Сохранилась латинская надпись с упоминанием божественных ворон (corniscae divae).

Другое толкование брачного возгласа «эккори кори коронэ!» скорее дополняет разъяснение Гораполлона, чем противоречит ему. Вслушаемся в звучание этой фразы. В каждом слове, помимо прочих звуков, присутствуют согласные «к» и «р»: кр–кр–кр. В представлении человека, как раз эти звуки характеризуют вороний крик. Значит, весь возглас в целом производил впечатление вороньего карканья.

В теории литературы повтор одних и тех же согласных звуков в нескольких словах предложения или стихотворной строки называется аллитерацией. На принципе аллитерации строилась древнегерманская поэзия. Часто аллитерацию можно наблюдать в произведениях народного творчества — пословицах, например: «Тише едешь — дальше будешь». Содержащаяся в пословице мысль выделяется и усиливается посредством звукового повтора ш–ш–ш–ш.

Правда, в «эккори кори коронэ!» аллитерация не просто усиливает высказывание, но и вызывает в сознании слушателя отчетливый образ — каркающую ворону. Какой же смысл усиливался с помощью столь образной аллитерации?


Мраморный фаллос из святилища Диониса на острове Делос в Эгейском море. Около 300 г. до н.э. На пьедестале — изображение птицы. Фото (Creative Commons license): R Barraez D´Lucca

Если допустить наличие во фразе небольших фонетических искажений и мысленно их исправить, то она может быть понята как ритуальная непристойность. В смягченной передаче по-русски — что-то вроде: «ворона дефлорирует девушку». При этом, «эккори» (дефлорирует) и «кори» (девушку) — однокоренные слова, а «коронэ» (ворона) — иного происхождения, хотя и созвучное им. Известно, что элемент непристойного свойствен некоторым языческим обрядам многих народов: древние греки не были исключением. Трудно сказать с точностью, почему именно на ворону возлагается обязанность дефлорации в этом ритуальном возгласе. С одной стороны, ворона — символ супружеской верности, с другой — частный случай птицы вообще, а птица была фаллическим символом у греков, что подтверждается её изображением на постаменте мраморного фаллоса в святилище Диониса на Делосе.

«Эккори кори коронэ!» — это пример переоформления и переосмысления слов человеческого языка как вороньего карканья. История античной культуры знает и обратный пример переосмысления вороньего крика как членораздельного человеческого слова с определенным значением. Начнем издалека.

Фалиски говорили «кра»

Что известно обычному человеку современности о фалисках? Скорее всего, ничего. Выпускник классической гимназии позапрошлого века мог бы припомнить сообщения римского историка Тита Ливия (Titus Livius, 59 до н. э. — 17 н. э.) о борьбе римлян с родственным италийским племенем фалисков в ранний период древнеримской истории. Уже тогда римляне боролись за власть над ближайшими к городу Риму землями соседей. Такими соседями и были фалиски, а их главным городом — Фалерии (ныне итальянский городок Чивита Кастеллана). Фалерии располагались в Лациуме (современный Лацио), в той же области центральной Италии, что и Рим.

Многие античные авторы, начиная с Тита Ливия, передают овеянный патриотической римской романтикой рассказ о том, как в 394 году до н. э. жители города Фалерии покорились римскому полководцу Марку Фурию Камиллу (Marcus Furius Camillus, ок. 446 — 365 до н. э.), восхищенные его благородством и порядочностью. Правда, один неизвестный латинский автор умудрился истолковать поведение Камилла как пример тонкой военной хитрости — психологическое воздействие на врага справедливостью. Именно под рубрикой «Справедливость» (iustitia) классифицировано в подложном приложении к трактату Фронтина «Военные хитрости» (своего рода настольном справочнике полководца) повествование о Камилле и фалисках.

Когда Камилл осаждал фалисков, школьный учитель под предлогом прогулки вывел детей фалисков за стены города и передал их Камиллу со словами, что город будет вынужден повиноваться, если Камилл удержит детей как заложников. Камилл не просто отверг это вероломство: связав за спиной руки учителю, он передал его детям, чтобы они розгами гнали его к родителям. Не захотев победы обманом, Камилл достиг её добрым делом: фалиски — благодаря этой справедливости — сдались ему по своей воле.

Нет возможности дать оценку фактической достоверности красивой истории. Говорить о независимой историографии фалисков не приходится. Политическое господство римлян над родственными италийскими народами привело, помимо прочего, и к лингвистическим последствиям: латынь вытеснила их языки. В частности, на языке фалисков сохранилось лишь несколько фраз и слов, записанных справа налево своеобразным алфавитом, производным от этрусского. Но одна из этих фраз знаменита более остальных. Это — надпись на чаше особого вида (так называемой патере, patera): FOIED VINOM PIPAFO CRA CAREFO — «сегодня буду пить вино, а завтра (cra) мне придется обойтись». Обратим внимание на аллитерацию в двух последних словах фразы: CRA CAREFO — «завтра обойдусь»: кр-кр… Вероятно, современному человеку сразу не очень ясен смысл этой архаической и лаконичной образности: фразу следует понимать иносказательно — как мысль о мимолетности существования.

«Кра» (cra) — подобно вороньему крику — это «завтра» на мимолетном языке фалисков.

И Камилл, и наказанный им учитель принадлежали к родственным племенам, говорившим на родственных языках. Действительно, насколько можно судить по скудным остаткам языка фалисков, он был близок латыни. Например, «завтра», как мы уже знаем, по-фалискски — cra (кра), а на языке древних римлян — очень похоже — cras (крас).

О подобии слова «крас» вороньему крику помнили и в первые века христианской эры. Из сорока пяти лет своего епископства более двадцати архиепископ Александрии св. Афанасий (Athanasius Alexandrinus, 296–373) провел в изгнании, удаляемый из Александрии римскими императорами: два года александрийский епископ прожил в Трире (сейчас — в Германии), в будущем родном городе основателя марксизма; бывал и в Риме, и в Наиссе (современный Ниш в Сербии), и в Сердике (современная столица Болгарии — София).


Ворона на развалинах Колизея в Риме. Именно вороне обязаны латинский и русский языки словом корона.

В 361 году на римский трон вступил Юлиан Отступник (Flavius Claudius Iulianus, 331–363). Он воспитывался придворными императора-арианина Констанция, сына Константина Великого. Отвращение к придворным-арианам преобразовалось в душе молодого человека в ненависть к христианству в целом, и, воцарившись, Юлиан провозгласил курс на восстановление языческой религии предков: стали открываться старые храмы, совершаться жертвоприношения античным богам. Св. Афанасий был вынужден скрываться от преследований реставратора древних порядков.

В 363 году св. Афанасий проходил мимо храма греко-египетского бога Сераписа (по-видимому, это был не знаменитый александрийский Серапеум, а какой-то другое место поклонения, так как в самой Александрии открыто появляться Афанасию было опасно). Язычники узнали его и решили посмеяться над ним и его теперешним положением, намекая, кроме прочего, на стародавнее обвинение Афанасия в чародействе. Вот как говорится об этом в одном из древнехристианских литературных памятников («Изречения отцов»):

Святой Епифаний, епископ Кипра, рассказал, что в присутствии блаженного Афанасия Великого вороны, облетев храм Сераписа, беспрерывно каркали: «Крас, крас». И эллины-язычники, подступив к блаженному Афанасию, закаркали:
— Злой старик, скажи нам, что каркают вороны!
И он ответил:
— Вороны каркают: «Крас, крас». А «крас» по-латински — это «завтра».
И добавил:
— Ибо завтра увидите славу Божью.
А на следующий день пришло известие о смерти царя Юлиана. И, когда это произошло, эллины-язычники, сбежавшись, стали каркать на Сераписа, говоря:
— Не был тебе Юлиан угоден! А жертвы его принимал зачем-то!

Древнегреческая ворона каркает до сих пор

Древние греки стояли у истоков всей европейской культуры, и греческое слово κορώνη (коронэ) «ворона» также не было обделено своего рода культурно-историческим потомством в последующих веках. Что общего, казалось бы, у кроны и короны с вороной? Между тем, слова крона и корона современного русского языка восходят к древнегреческому обозначению вороны.

В русском языке есть два слова «крона»: одно обозначает (историческую) разновидность монеты (например: ему было уплачено 2 кроны), другое — верхнюю часть дерева или кустарника (например: крона березы). Составители словарей современного русского языка рассматривают эти слова как омонимы — совпадающие в звучании и написании, но по существу различные единицы языка. Действительно, что общего между монетой и верхушкой дерева? На первый взгляд — ровным счетом ничего. Но история слова «крона» показывает обратное.

Оба слова «крона» русского языка восходят к одному и тому же слову Krone немецкого языка. Немецкое Krone означает «венец; корона». Из этого основного значения развиваются производные значения — «монета с изображением короны» и «верхушка дерева». В последнем случае имеем дело с такой метафорой: крона дерева — это своего рода корона, венец дерева.

Итак, в немецком языке Krone — одно слово с одним основным и рядом производных значений. Значение короны, отсутствующее у слова «крона» в русском языке, и было тем общим элементом (tertium comparationis), который должен объединить два привычных нам значения этого слова.

В немецком языке обнаруживается такое развитие основного значения: «корона» → «монета с изображением короны»; «крона» и «корона» → «венец дерева». Но само слово «корона» не принадлежит к исконно германским словам: латинское corōna означает «венок, венец; корона» и — в свою очередь — представляет собой заимствование из греческого. А вот исходное греческое слово κορώνη имеет совершенно неожиданное значение — «ворона»!

Кибела, «великая матерь богов», малоазийская богиня (из Фригии, древней области на территории современной Турции). В первые века новой эры культ Кибелы распространился в Римской империи. Почитание Кибелы отличалось оргиастическим характером — в частности, практиковались самоистязания. Головной убор Кибелы своеобразен — корона в виде крепостных стен и башен, по-латински corona muralis («стенной венок»). В римской армии подобного рода венок был почетной наградой солдату, который первым поднимался на стену осаждаемого города. Фото (Creative Commons license): Marshall Astor

Как же получилось, что из значения «ворона» (основного для греческого слова κορώνη) развилось значение «венок; корона» (основное для латинского слова corōna)? Что общего между вороной и венком? В «Этимологическом словаре греческого языка» Пьера Шантрена (Pierre Chantraine, 1899–1974) дано такое объяснение:

Крючковатый клюв этого животного и ноги, равным образом крючковатые, привели к многочисленным переносным употреблениям [слова κορώνη].

В словаре древнегреческого лексикографа Гесихия отмечается, что — помимо основного значения «ворона» — слово κορώνη может иметь и такие значения, как «оконечность лука, к которой привязывается тетива» (например, в «Илиаде», книга 4, стих 111); «дверное кольцо» (например, в «Одиссее», книга 1, стих 441). Может κορώνη, по Гесихию, обозначать и какой-то вид рыбы, и даже чайку, и — наконец — венок определенного типа. Были и другие разнообразные значения у греческого слова κορώνη и его производных. Так, в календаре города Кносс на Крите один месяц обозначался как Короний (κορώνιος). Вероятно, вначале это был эпитет видимого в этом календарном месяце на небе собственно месяца, луны. Согласно тому же Гесихию, это слово обозначало также быка с месяцевидными рогами. В упомянутом словаре Шантрена говорится:

Можно отметить широту переносных употреблений [слова κορώνη], при которых разнообразно засвидетельствована идея изогнутости, вплоть до обозначения венка.

От себя добавим, что переносное использование названий птиц наблюдается и в русском языке: журавль как колодезный шест; сокол как стенобитное орудие, большой лом (ср. гол как сокол); сорока как вид старинного женского головного убора. Последний пример особенно близок к нашему случаю «ворона» → «венец».

Корень греческого слова κορώνη возводят к индоевропейскому звукоподражательному корню *ker-, *kor-, *kr-, обозначавшему хриплый грубый звук, звериные голоса такого рода и производящих такие звуки зверей. Этот корень или подобное ему самостоятельное звукоподражательное образование есть и в других индоевропейских языках. Ср. русские слова кракша (одно из обозначений вороны), кречет (вид сокола), кряква (вид утки), крякать, кряхтеть. В английском языке — crow «ворона». Сравним английские crow «ворона» и crown «корона; крона (монета в 5 шиллингов)»: замечательное сходство!

Следы древнегреческой вороны обнаруживаем в некотором смысле и в предыстории столицы императорской России — Петербурга. Шведская крепость на Неве в устье реки Охты, разрушенная в самом начале XIV века великим князем Андреем Александровичем, сыном Александра Невского, называлась Ландскрона — «венец земли». Первая часть этого слова — германская, а вторая восходит через посредство латинского языка в конечном итоге к греческому слову κορώνη «ворона».

Егор Поликарпов, 04.05.2009

______________________

Образ ворона в культуре

Во́роны охотно питаются падалью, поэтому в народе ассоциируются со смертью.
В античной мифологии ворон был спутником Аполлона, созвездие Ворона связано с древнегреческим культом Аполлона.
Верховного бога германо-скандинавской мифологии Одина сопровождают во́роны Хугин и Мунин («думающий» и «помнящий»).
В Ветхом Завете во́роны приносили пищу пророку Илие в пустыне (1Ц 17:4), а цвет волос царя Соломона в Песни песней сравниваются с цветом воронова крыла (Песн 5:11)
В эпосе о Гильгамеше только ворон, выпущенный из ковчега, сумел добраться до суши, освобождающейся от воды всемирного потопа.
Народная баллада «The Three Ravens», и её производная «Twa Corbies» рассказывают о во́ронах, обсуждающих возможность поедания тела убитого всадника, с разным исходом.
Стихотворение Эдгара Алана По «The Raven» (Ворон) считается одним из наиболее значимых в истории поэзии.
Одна из наиболее популярных русских народных песен носит название «Чёрный ворон».
Песня The Scorpions "Yellow raven".
Кинофильм The Crow, примечателен сюжетом, в котором ворон является ангелом-хранителем главного героя.

Ворон в геральдике

Герб ДеспотВ геральдике ворон — символ предусмотрительности и долголетия. Среди польских дворянских гербов можно найти как минимум два с изображением ворона: Деспот (польск. Deszpot) и Корвин (польск. Korwin).

================

Вороны и волки — частые спутники первобытных богов мертвых. В Европе вороны-стервятники были эмблемой войны, смерти, заброшенности, утраты, зла и несчастья, символизм, распространенный также и в Индии. У индусов, кроме того, считается атрибутом Варуны. Негативно значение ворона и в вавилонском календаре, где он управляет 13-м (дополнительным) месяцем.

В народном предании ворон, как и сорока, считается вором, а в Исландии считают, что дети не должны пользоваться стержневым пером ворона как питьевой соломинкой, в противном случае они тоже станут ворами. В многочисленных сказках вороны предстают как заколдованные люди.

КИТАЙ & ЯПОНИЯ

Одно из животных «двенадцати земных ветвей», символ могущества.

У китайцев черная ворона означает зло, коварство, неудачу и провалы в делах; в паре с белой цаплей — соотношение инь и ян. Красная или золотистая ворона — знак солнца и сыновнего почтения. Треногий красный ворон, живущий на солнце — олицетворение солярного принципа ян. Три его ноги символизируют фазы движения: восход, зенит, закат; могут означать и Великую Триаду (три величайших силы космоса): Небо, Землю и Человека. Этот ворон был эмблемой правителей (ванов) династии Чжоу [Шу?] (до 256 до н.э.), сравнивавших себя с Солнцем. Рассказывают, что когда-то солнечных ворон было десять и они распространяли невыносимую жару, пока лучник И не подстрелил девять из них.

И в Китае, и в Японии ворон — эмблема семейной любви. Появление вороны в Японии — это плохой знак и предвестник неудачи. Но в синтоизме вороны — священные птицы и вестники богов, например, богини фей Си Ванму, которой они доставляют пищу; ассоциируются также с храмами. Ворона иногда изображается впереди солнца, а в небесных турнирах они боятся только единорогов.

АНТИЧНОСТЬ

В Древней Греции — символ солнца, прорицания и долголетия, его блестящее черное оперение, возможно, предполагало способность выжить при близком контакте с солнцем. Широко распространено мнение, что ворон — помощник в путешествии или предсказатель. Плиний упоминает как бы "придушенный" голос провозвестника несчастья и полагает, что только ворон среди всех птиц, по-видимому, понимает свое предсказание. В Древнем Риме, где его крик напоминал латинское слово «крас» («завтра»), его связывали с надеждой.

Считался птицей-вестником Аполлона и Афины, был связан с солнечным культом Митры (в скульптурах, связанных с культом, часты изображения воронов; он — знак первой ступени посвящения, слуга Солнца), посвящен Гелиосу (Аполлону). Помимо Аполлона и Афины служит также атрибутом Кроноса (Сатурна) и Эскулапа.

Сообщается, что его оперение поначалу было белым, но Аполлон в наказание за его болтливость сделал его черным. Как нескромный болтун, ворон не мог оставаться спутником богини Афины: она выбрала на его место сову. В другой истории говорится, что он был послан Аполлоном за водой, но по пути увидел дерево с незрелым инжиром и стал под ним ждать, пока не созрели плоды, отложив на это время выполнение поручения. Бог поместил его как созвездие Ворон (лат. Корвус, греч. Коракс) среди звезд, где Гидра (созвездие Водолей) не дает ему напиться из чаши (созвездие Кратер).
Пдобная история имеется и о вороне. Некогда Аполлон поручил белоснежной вороне стеречь свою возлюбленную, царевну Корониду. Но та не смогла воспрепятствовать связи уже забеременевшей подруге бога с аркадским царевичем. Аполлон проклял нерадивую сторожиху и сделал ее перья черными, затем своими стрелами он убил неверную возлюбленную; ее тело было подвергнуто сожжению на костре, но из огня Аполлон извлек еще не родившееся дитя, будущего бога врачевания Асклепия (Эскулапа).

К нему взывают на свадьбах как к олицетворению плодородия. Существует также античное поверье, согласно которому вороны несут свои яйца через клюв, благодаря чему они не страдают от тяжелых схваток.

В искусстве орфиков ворон смерти изображается с сосновой шишкой и факелом жизни и света.

В ряде сюжетов роь ворона сугубо позитивна (они выступают проводниками и вестниками богов):
• когда Аполлон в его облике ведет жителей Феры (Санторина) в Кирену;
• когда белый ворон направляет переселяющихся беотийцев;
• когда два ворона показывают Александру Великому путь к храму Амона.

ИУДАИЗМ

Символизм ворона в еврейской традиции также носит двойственный характер. Как пожиратель отбросов, ворон считался нечистой птицей, символом мертвечины (падали трупов), гибели, разрушения и обмана. Но он также символизировал проницательность, так как, выпущенный Ноем из ковчега, летал, пока не нашел сухую землю. Согласно еврейской легенде, ворон изначально был белым, но его оперение почернело, когда он не смог вернуться в ковчег, из которого Ной отослал его посмотреть, схлынули ли воды потопа.

ХРИСТИАНСТВО

Ранние христиане упрекали ворона в "недоносительстве" Ною об окончании всемирного потопа и потому ворон может символизировать блуждание и беспокойство. Упомянутое римское поверье было переосмыслено в символ человека, пребывающего в плену земных радостей, который откладывает свое обращение, — как ворон кричит "кра, кра" (завтра, завтра).

В Библии он приносит в пустыню пророку Илии хлеб и мясо (позднее — отшельникам Антонию и Павлу). История о вороне, приносившем хлеба святому в пустыне, получила широкое распространение и сделала ворона символом уединения (также — одиночества)и эмблемой ряда святых отшельников.

В символике грехопадения ворон сидит на Древе Познания, с которого Ева срывает плод. Ворона упрекают в изишней черноте оперения и любви к разлагающейся плоти. Считается, что он живет падалью, питается мясом висельников и имеет привычку поедать глаза и мозг покойников, а кроме того не уделяет внимания своим птенцам. Все это делает его провозвестником несчастья, болезней, войны и смерти, символом греха. Так в христианстве ворон стал олицетворением дьявола, питающегося разложением, который ослепляет грешников, растлевает душу человека и завладевает его разумом. Противоположность ворону — белая голубка, олицетворяющей невинную душу.

Атрибут ряда христианских святых:
• прежде всего Мейнрада — два прирученных им ворона помогали найти его тело;
• Антония Великого и Павла Отшельника (Затворника), поскольку именно ворон приносил им хлеб, когда они жили в пустыне.
• Бенедикта;
• Бонифация;
• Онуфрия;
• Освальда;
• Винсента — ворон(ы), посланный(е) Богомзащищал(и) мощи святого от хищных зверей;
• Викентия Сарагосского;
• Иды.

СЕВЕРНАЯ ТРАДИЦИЯ

Ворон — герб древних датчан (данов) и викингов. В Европе на ее репутацию повлияла кроме того ассоциация с кельтскими богинями войны и плодородия Морриган, Немаин и Бадб: их атрибут — «благословенный ворон». «Ворон битвы» Бальд символизирует войну, кровопролитие, панику, злобу. Атрибут героя(бога ?) Бендегейта Брана. У Луфа — два волшебных ворона. На плечах древнего бога скандинавов и германцев Одина-Вотана всегда сидят, сопровождающие его вороны — Хугин и Myнин ("мысль, думающий" и "память, помнящий"), которые летают по свету и сообщают обо всем, что видели. .

В кельтском эпосе ворон при гадании связан с корольком (или вьюрком).

В целом, черный ворон — птица недоброго предзнаменования, но ворон с белым пером — хороший знак.

СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА

Американская разновидность воронов, живущая стаями и питающаяся в основном зерном и насекомыми, имела позитивную и даже героическую репутацию. В мифах северо-американских индейцев, (племена, обитавшие в лесахвосточного побережья, северозападные прибрежные), ворон часто играет роль творческого сверхъестественного начала, трикстера(хитреца), культурного-героя и демиурга. Он герой многих сказок. Например, в мифах индейцев тлингатов (тлинкитов?), ворон является солнечной, созидательной, воспитанной птицей; у индейцев навахо ворон — Черный Бог, участник всех событий в мире животных.

Для канадских эскимосов ворон — Отец народа, бог-творец; убийство ворона может испортить погоду.

И американские и австралийские мифы объясняли черный цвет перьев ворона случайностью и не видели в этом никакого дурного знака.

АЛХИМИЯ

Ворон, часто изображаемый рядом с черепом или надгробием, символизирует:
• черноту и умерщвление;
• nigredo — первую стадию «Малой Работы»;
• смерть мира, — принцип «земля к земле» («...прах и в прах обратишься»).

Нигредо (лат. Nigredo), буквально «чернота» — алхимический термин, обозначающий полное разложение либо первый этап создания философского камня: образование из компонентов однородной чёрной массы. Считалось, что как тьма содержит в себе возможность света, так и в этой массе кроется возможность получения эликсира. Аллегорией нигредо в алхимической символике обычно являлся ворон.

Следующими за нигредо стадиями Великого делания должны были стать альбедо (белая, в результате которой получается малый эликсир, способный превращать металлы в серебро) и рубедо (красная, продуктом которой является великий эликсир, или магистерий)

(Nigredo - лат.) - алхимический термин, в психологии соответствует умственной дезориентации, возникающей обычно в процессе ассимиляции бессознательных содержаний, в частности различных аспектов тени.

"Интерес к знанию о себе - это захватывающее приключение, которое с присущей ему неожиданностью тащит нас все дальше и глубже. Даже не вполне исчерпывающее знание тени может вызвать серьезное замешательство и помрачение ума, поскольку ведет к таким личностным проблемам, о которых человек прежде и вовсе не догадывался. Уже по одной этой причине можно понять, почему алхимики называли нигредо меланхолией, "черной, чернее, чем черное" ночью, душевным бедствием, частичным затемнением сознания и т. д., или более многозначительно "черным вороном". Для нас ворон кажется всего лишь забавной аллегорией, но для средневекового адепта это была <...> хорошо известная аллегория дьявола" (CW 14, par. 741; МС, пар. 741).

Черный образный мир в алхимии называется нигредо, его металл - свинец. Это мир, в котором темно, мрачно, жутко, страшно, отвратительно, уныло, тоскливо. Погружаясь в него, мы оказываемся на самом дне, в преисподней, лишеные своего "Я" и брошенные на произвол судьбы.

Алхимики считали, что нигредо составляет начальную стадию любого процесса, в котором происходит трансформация, превращение форм. Сначала все должно основательно перегнить, как компост, распасться на разрозненные частицы - исходный материал для свободного творчества созидательной силы. По мнению алхимиков, вначале все имеет привкус горечи и гнили. Всякий процесс превращения сначала ведет к распаду или начинается с него.

В нигредо человеку кажется, что на его глазах мир разваливается на части, особенно болезненно он переживает кажущуюся нескончаемость нигредо. Будущее видится смутным и беспросветным, без надежды на избавление от пустоты и одиночества. Жизненный ритм сбивается, сознание опустошается. В бездонной пропасти нигредо единственной реальностью для человека становится смерть (Р. Боснак. В мире сновидений. М., 1991, с. 51-52).

Nigredo - чернота, в алхимической традиции так называлась первая стадия алхимического процесса, приводящая к получению "materia prima" – изначальой субстанции творения. "Всякую плоть, происходящую от земли, должно разложить на элементы и вновь свести к персти земной; тогда земная соль породит новое поколение, которое воскреснет в жизни небесной, – пишет Василий Валентин. – Ибо в нашем Делании там, где нет первичной земли, нет воскресения. В земле заключен бальзам Природы и соль Мудрецов".

Этот аромат возник в самые темные дни года. Он- воплощение тьмы, отчаяния, одиночества и холода, которые, тем не менее, складываются в первичную материю - зачаток будещего философского камня.

По задумке - нард и абсент и элеми в первой ноте, потом крутое нисхождение в ладан, пачули, ветивер, сандал белый и вануату, кастореум, ирисовый корень, мирра в доминантах, и еще бальзамы, темнота и глубина.

Есть и цветы - немного столистной кожистой розы, чуть туберозы, совсем мало османтуса, в виде "припудривания"- криминальнейший абсолют белых грибов, аквиллярия, эфирное масло сыти, которое именно здесь пришлось кстати своей зеленью и горечью, зеленый перец и зеленый коньяк.

Аромат сделан на основе настоек нарда, бензоина, пахучих почек из Вьетнама, дубового мха.

Вот и получившийся аромат: горько-древесно-ладанный, цвета черного шоколада, без намека на кондитерскую, солоноватый и смолистый, мрачный, мизантропический.

Нигредо, альбедо, рубедо

Что, в сущности, мы знаем о нигредо? Начнем с общеизвестного. Уже из самого названия следует, что это темное состояние, которое может быть отчасти соотнесено с гуной тамас в индийской философии. Тьма, печаль, тоска, ужас, сатурническая тяжесть – любой из нас без труда найдет огромное количество синонимов, которые можно поверхностно соотнести с этим понятием. Собственно говоря, самым точным было бы высказывание «полное нигредо», под которым часто подразумевается «полная жопа». Философский, а в особенности, алхимический вопрос только в том, всякая ли жопа может называться нигредо или все-таки имеет смысл проводить некую систему классификации? Известно, что многим бывает весьма удобно выдавать состояние, вызванное личными проблемами, за нигредо, так поэтичнее, что ли. А можно ли назвать нигредо соматическую депрессию, по тяжести иногда приводящую к самоубийству, вызванную просто недостатком некоего вещества в крови? Очевидно, что достаточно обладать минимальным метафизическим чутьём, чтобы понять, что нигредо, если и жопа, то жопа совершенно особая.

Скажу больше: мало кто знает, что нигредо тоже бывает разное. Например, один из христианских святых (если верить Мережковскому, сам я этого святого не читал) выделял две стадии темной ночи (то есть христианский аналог нигредо) – темная ночь души и темная ночь духа. В первой можно разглядеть хотя бы ушами или кожей если не краски, то звуки и ощущения. А во второй… Впрочем, об этом лучше до поры даже не задумываться.

Значит, нигредо два вида. И первый является обязательной начальной стадией. Но почему? И что это значит?

Здесь нам следует провести небольшой экскурс в аналитическую психологию. Главное понятие аналитической психологии – индивидуация, то есть сотворение индивидуальности – эквивалентно великому деланию алхимиков и пути гностиков. Из этого следует, что в самом начале пути человек не обладает индивидуальностью, но только в лучшем случае зачатками оной. Чем он тогда обладает? Ничем. Обычный человек – это часть некой общей машины, бытие, впаянное в некую свинцовую общность различных эгрегоров, будь то религиозные, политические, родовые, культурные. То, что человек считает своим, есть лишь бессознательно привитые программы, соответствующие духу времени. Чтобы действительно стать собой, следует попотеть. Любой из нас знает, что мир – это иллюзия. Может быть, самым большим парадоксом современности является то, что высшие эзотерические тайны разбросаны на площади и их можно повторять сколько угодно, и все равно ничего не понять. Правда, есть один метод радикального разрыва, указанный в 22 стихе второй главы, но об этом пока не будем...

Так вот, нигредо наступает, когда адепт начинает понимать, что его окружает иллюзия, и более того (что намного хуже), он сам является частью иллюзии, после чего предпринимает попытку от неё освободиться. Я скажу сразу, что 98 процентов на этой стадии, как правило, срезаются и падают – кто-то с большим, кто-то с меньшим грохотом. Потому что иллюзия начинает мстить и испытывать… А кому приятно ощущать потерю связи с чем-то огромным и значимым? Отсюда тяжесть нигредо, тяжесть отъединения. Тот, кто до этого был лишь сыном своей матери, должен стать собой и «убить свою мать», разорвав с ней всякую связь. Под словом «мать» имеется в виду устоявшаяся матрица семейных и коллективных ценностей, разрыв с которой вызывает кризис одиночества, чуждости и прочего. Об этом уровне нигредо очень много у экзистенциалистов и абсурдистов, будь то Камю, Сартр, Ионеску, Беккет или еще кто. Более того, я могу утверждать, что эстетика экзистенциалистов и является эстетикой первого нигредо, нигредо отделения. Экзистенциализм пытается решить величайшую метафизическую задачу обретения себя, как меру всех вещей, и отделения себя от всего остального. Отсюда бесконечный ужас: «Если я отдельный, то я умираю» (ужас смерти), ибо пока сознание было в сонном состоянии идентификации с непреходящими ценностями, страх смерти мог появляться только в её непосредственной близости. Более того, на отделившийся атом падает вся тяжесть ответственности (ужас вины) и познания.

Здесь все решает выбор – остаться отъединенным в своем безграничным ужасе или согласиться на блаженное слияние.

Теперь понятно, почему, несмотря на крайне черные краски, экзистенциализм и декаданс кажутся нам более живыми и привлекательными, чем так называемая «эстетика жизнелюбия». Вся прелесть, все очарование экзистенциализма в его претензии на прохождение первой стадии делания, сепарации, с которой и связано первое мучительное нигредо. Эссе «Миф о Сизифе» раскрывает первую благородную истину гораздо лучше, чем тысяча буддийских ритуалов, а образы Ионеску обнажают фарсовость базовых паттернов культуры лучше любого моралите. Подлинный экзистенциалист обретает сознание ценой погружения в чистую субстанцию ужаса и отрицания, поселяясь на этом дне. Экзистенциалист говорит смерти тотальное «да», чтобы хоть на миг по-настоящему пожить, ибо жизнь возможна только в осознании смерти. Всякий внимательно читавший Вторую Главу Святой Книги Закона хорошо знает причину этого парадокса.

Таким образом, освобождение от механизма, выбывание из системы и есть экзистенциальная реализация нигредо, с которым связано три ужаса – ужас осуждения и отъединения, ужас смерти и небытия, и ужас познания. «Я желаю знать, каково оно бы ни было». Это и есть ключ к чистому нигредо – познание превыше всего, не опустить глаз, познать все. Это опыт чистого экзистенциалиста – «даже если все есть зло, я не опущу перед этим глаза». Если эта стадия не пройдена, то вино рискует скиснуть в уксус.

Зафиксировать переход от нигредо к альбедо очень сложно. Потому что само по себе нигредо может продолжаться очень долго, и при определенном раскладе в нем можно прожить всю жизнь. Здесь есть тонкая ловушка.
Можно отъединиться от системы, но не отходить от неё далеко, поддерживая связь своим активным отрицанием.
Ужас притирается и становится привычной формулой, теряя свою наполненность. Вначале экзистенциальная напряженность вызывает кошмарное содрогание и желание бежать в уютный детский рай первичной иллюзии, но через некоторое время можно легко говорить об экзистенциальной напряженности, не чувствуя её никоим образом.

Но если в нигредо отъединение стало привычным и произошла некоторая кристаллизация, нужно срочно искать следующую ступень. Странная последовательность у нас получается, не правда ли? Нигредо, кристаллизация, а затем альбедо, которое все обратно растворяет
. И тем не менее, это именно так. С альбедо связано гораздо больше непонимания, чем с нигредо. Некоторые представляют альбедо как своеобразный уровень святости, и это является ой какой ловушкой! Нигредо связано с тенью, а альбедо – с Анимой\Анимусом. Потому механизмы нигредо универсальны, а альбедо, как я могу предположить, все же отличается для мужчин и женщин. И если мужчины оставили достаточное количество весьма откровенных исповедей индивидуации, как прямых (описания типа юнговской автобиографии или моей «Истории одного анализа»), так и косвенных (произведения искусства), то женщины, возможно, в силу большей скрытности, такого богатства материала не оставили.

Во-первых, альбедо – это опыт растворения. Исчезает граница между эго и не эго, и это воспринимается как тот самый высший уровень святости. Все бытие становится нежно-лунно-утонченно-ласково-эротичным, однако, видимо, по закону компенсации, из самого адепта сексуальность исчезает. Вообще, всё, что касается альбедо, можно прочесть в моей лекции по «Верховной жрице» и моем личном опыте в «Истории одного анализа» после пробуждения Кундалини. В этих работах подробно описываются опасности и возможности этого состояния. Самое неприятное то, что из этого состояния можно запросто рухнуть в еще донигредную фазу, и тогда, как говорят алхимики, «сосуд разбился, Меркурий сбежал, магистр сошел с ума». Ну, или полностью растворился в материальном мире.

Почему некоторые предпочитают держаться за остатки своего нигредо? Парадокс в том, что альбедо для эго оказывается страшнее, чем нигредо! Тем не менее, у альбедо есть очень важные стороны, без которых нет никакого делания: очищение и перерождение. Это сопровождается переживанием нежнейшего экстаза, но горе тому, кто начнет цепляться за этот экстаз. Воды альбедо – это одновременно воды очищения и воды нового рождения, после которого адепт, отдав все, выходит обновленным и готовым говорить на «птичьем языке».

Птичий язык, или язык ангелов – это язык парадоксов. В мире нигредо парадоксов не существует. Есть зло, нет добра, есть ад, нет рая, есть черт, нет бога. (В мире преднигредного серого бытия есть только боженька, эдемчик и вкусная добренькая кашка, так, что ни говорите, нигредо все-таки предпочтительнее). Парадокс может постичь по-настоящему только прошедший альбедо и вышедший из этого, не повредившись умом. Я приведу один изысканнейший гностический парадокс, которым прошедший альбедо будет наслаждаться, вкушая каждую строку, точно гурман изысканное яство:

— Спасен быть желаю, и спасти желаю.

— Аминь.

— Искуплен быть желаю, и искупить желаю.

— Аминь.

— Уязвлен быть желаю, и уязвить желаю.

— Аминь.

— Зачат быть желаю, и зачать желаю.

— Аминь.

— Вкушать желаю, и вкушаем быть желаю.

— Аминь.

— Умозрим быть желаю, всецело Ум будучи.

— Аминь.

— Омываем быть желаю, и омывать желаю.

— Аминь.

— Единая Осьмерица нам подпевает.

— Аминь.

— Двунадесятое Число водит хоровод в вышних.— Аминь.— Кто не пляшет, свершающегося не разумеет.

— Аминь.

— Воссоединиться желаю, и воссоединить желаю.

— Аминь.

— Светильник Я для тебя, о видящий Меня.

— Аминь.

— Зерцало Я для тебя, о знающий Меня.

— Аминь.

— Дверь Я для тебя, о стучащийся в Меня.

— Аминь.

— Путь Я для тебя, о шествующий.

— Аминь.

До альбедо это бессмыслица. Правда, беда в том, что образованность и специфические знания могут убедить многих, что это откровения, и они будут восхищаться этим, не понимая, чем восхищаются, как тот посетитель выставки концептуалистов, застывший на полчаса в восхищении перед дверью пожарного выхода. Импринт и культурно-социальные поощрения могут заставить согласиться и не с таким. Тем не менее, это раннее согласие только испортит дело. До прохождения альбедо парадокс непостижим, после разум, соприкасаясь с высшим бытием, начинает мыслить в категории парадоксов. Вообще, вся Книга Закона состоит из таких парадоксов, которые можно познать только после альбедо. Как например, такие слова - «не различайте меж собой одно от другого, ибо так приходит вред». Многие ли задумывались над этим не абстрактно, а применительно к собственному бытию, когда каждый опыт – от птички, насравшей на голову, до изысканного диспута – рассматривается как определенный акт взаимодействия с Нюит, её игра, в которой нет различия. Более того – до прохождения альбедо это даже опасная истина, которая может просто сбить с пути по принципу «если все совершенно, то почему бы мне не деградировать до бомжа и наркомана, если они равны просветленному». Действительно, равны. И действительно, не стоит. Парадокс. Но только парадокс реально отражает то, что связывает ту и эту стороны зеркального стекла.

Рубедо (лат. Rubedo), буквально «краснота», алхимическиий термин, которым, начиная с XV—XVI века, алхимики в западной трации определяют четвертый этап Алхимического деяния, заключающийся в достижении просветлённого сознания, слияния духа и материи, создания философского камня.

Три предыдущих этапа:
нигредо (чернота),
альбедо (белизна),
цитринитас (желтизна).

На последнем этапе к работе необходимо относиться особенно внимательно, сосредоточенно и осторожно, так как всё может закончиться взрывом. Рубедо связано с планетой Юпитер и Солнцем, с четвёртой лунной фазой.

В рамках психологической науки (в частности, последователями психологии Юнга) эти алхимические этапы приняты в качестве аналогии с процессом достижения индивидуации: самость проявляется в «целостности» всех этапов, в точке, в которой человек обнаруживает свою истинную природу.

Вот тут и мне придется замолчать. Потому что есть еще один уровень. Понятно, что речь идет о рубедо, но о нем я не могу сказать ничего. Ибо чтобы долезть до него, нужно каким-то образом перейти второе нигредо, от одной мысли о котором меня нечеловеческий ужас берет. Слова так бедны… Я в третьем и шестом трипе к этому прикоснулся немного. Потом в седьмой раз сходил, ради приличия. Был очень важный личный результат, но дальше пока – страшно. Я ведь не то что не прошел, только приблизился, а страшно до крайности. Это не концептуальный страх смерти, осуждения, одиночества, как у экзистенциалистов. Это страх, который не имеет названия, как в сказке «принеси то, не знаю что». Потому что после этого опыта я знаю, что, действительно, нет смерти в том смысле, как это думают материалисты, но оттого даже еще страшнее. Не ад. Какой ад в сравнении с этим! Это изначальное знание, метафизическое, ужас безмолвного вспоминания. Вот если через этот ужас пробиться, то, наверное, будет рубедо. И на этом я замолкаю, ибо и так сказано слишком много.

ГЕРАЛЬДИКА

В геральдике ворон представлен со времен средневековья, например, в гербе семьи Корбет, имения Равенштейн, саксонского города Рабенау, семьи Бирон (Курляндия) и обители отшельников (Швиц, здесь как атрибут св. Мейнрада).

ПСИХОЛОГИЯ

Украинская легенда, переданная С. Головиным, рассказывает, что вороны в раю имели четырехцветные перья, но после грехопадения начали есть падаль и почернели. Лишь в конце времен в новом раю будет восстановлена их прежняя красота, а карканье станет благозвучной музыкой, которая прославляет творца. Из сказанного очевидно значение ворона как символа в глубинной психологии, его близость к темной стороне психики. Он может также стать позитивно действующим, если у человека есть способность осознанно и целенаправленно с ним полемизировать.

ЕГИПЕТ

Ворон означает разрушение и злобу, а воронья пара олицетворяет супружеское счастье.

АФРИКА

Считается проводником, предупреждающим об опасности.

Ворон: Жизнь и Сказка

Ворон - член семейства врановых и многие из них разделяют его качества, будучи "птицами силы" человека. Одна из излюбленных в наше время птиц - его родственниц - серая ворона (черная ворона обитает довольно далеко от наших мест, потому наяву не встречается).

Ворон - птица, приносящая людям вести из иного мира. И обычно новости недобрые. Вороны учат нас тому, что правда важнее и реальнее иллюзий и сказок, как бы не хотелось людям с ними расставаться. Люди - вороны могут "каркать" и предсказывают недоброе. И часто всего это предвидение предстоящих событий. (Конечно, это не означает, что следует предвещать людям неприятности, если они вообще ни о чем не спрашивают.)

Вороны - это трикстеры. Те или иначе это творец и шутник одновременно. Дух ворона может помочь превратить вашу жизнь и самих себя в нечто новое. Это дух, помогающий также оборотничеству и пониманию "языка животных". Традиционно эта птица - хороший помощник в магии и мы не будем отрекаться от этого представления. Дух ворона очень хорошо относится к прикладным видам творчества и способности создавать те или иные полезные и красивые вещи. Особенно проявляется его связь с кузнечным делом.

Это серьезная птица, всегда имеющая свое твердое мнение по разным поводам. (Особенно хорошо с этим знакомы владельцы ручных воронов и всех птиц семейства врановых.) Потому не относитесь к посланиям или советам своего союзника - ворона легкомысленно.

Серые вороны - это отдельная история. У них не такой серьезный и мрачноватый характер, как у воронов. Они крайне умны и как будто знают это. В любой ситуации они чувствуют себя на своем месте, просто все остальное может дико путаться, а другие - ошибаться. Зачастую это относится и к людям, чьим тотемом является ворона.

Вороны чрезвычайно довольны собой и хвастливы. Не случайно это давно стало предметом насмешек в сказках и животных быличках. Но правда в том, что у ворон есть основания гордиться собой. Когда проверяли на системность мышления (надо было найти еду под множеством колпачков) школьников, студентов и серых ворон, то вороны опередили студентов. Вороны легко придумывают что-то новое: они давно умеют размачивать слишком сухие сухари в воде или подкладывать их под трамвай, чтобы раскрошились. В какой-то момент в Москве они начали съезжать с маковок кремлевских церквей, просто катаясь и получая от этого удовольствие, царапая при этом золото, покрывающее эти маковки. Они много чего способны вдруг придумать. Творческая сила воображения и практицизм идут рука об руку, если вашим тотемом является ворона.

Это птицы бдительные и осторожные. Они готовы предусмотреть все заранее. И не подпустят чужака ближе, чем нужно. Лишний раз рисковать они не любят. Зато легко адаптируются. Тому же они учат "своих людей". Упрямы и имеют свое мнение они не меньше чем другие врановые.

Как и другие врановые это птица - падальщик, питающаяся всем, что попадется. В человеческой жизни это удивительным образом бывает схоже с различными, случайными и непостоянными "источниками пищи и заработка". И падаль подбираемая вороной в этом случае превращается в "милость", "спонсорскую помощь" или "щедрую доброту" от другого человека. Люди, чьим тотемом является ворона умеют добывать необходимые деньги разными способами.

Самец и самка вороны строят гнездо совместными усилиями. Это же оказывается важным для людей - ворон. Здесь вся ответственность за обустройство домашнего очага не перекладывается только на женские плечи. Вдобавок, важным оказывается наличие именно своего постоянного "гнезда". Вороны меняют свои гнезда и это тоже является для людей, близких этому духу, гармоничным способом проживания.

Как и другие птицы, вороны способны научить человека пониманию ветра или течения их жизни. Тому, куда дует ветер и куда их ведет собственная жизненная сила и "намерение Вселенной".

================

ВОРОН. В песенной поэзии БГ в образе ворона актуализи-
рованы следующие традиционные значения, восходящие к мифологиче-
ским представлениям об этой птице у разных народов:

1) посредник между жизнью и смертью (славянская и скандинавская
мифологии, мифологии народов Северной Америки и Северной Азии);

2) вестница несчастий и смерти (славянская, скандинавская, биб-
лейская мифологии, мифологии народов Северной Америки и Северной
Азии);

3) птица войны, пророчащая гибель героя или победу войска над
неприятелем (скандинавская мифология);

4) олицетворение сил ада и дьявола (средневековая христианская
традиция);

5) мифологический код ворон - волк (славянская и сканди-
навская мифологии, мифология народов Северной Америки).

Первое значение (посредница между жизнью и смертью) ак-
туализировано в песне "Звездочка" (с.273):

Вот упала с неба звездочка, разбилась на-поровну,
Половинкой быть холодно, да вместе не след;
Поначалу был ястребом, а потом стал вороном;
Сел на крыльцо светлое, да в доме никого нет.
Здесь значение образа ворона осложнено оппозицией
ястреб - ворон. Последовательное превращение героя (человека)
сказочного русского фольклора то в одно, то в другое животное или пти-
цу отражено в поэзии БГ в образе ворона - оборотня.

Второе значение (вестница несчастий и смерти) актуализи-
ровано в песне "Бурлак" (с.219):

А вороны молчат, а барышни кричат,
Тамбовской волчицей или светлой сестрой...
Здесь образ молчащего ворона вступает в оппозицию образу
ворона, крик которого пророчит несчастья и смерть, согласно на-
родным суевериям. Молчащий ворон - добрый знак.
Третье значение (птица войны, пророчащая гибель героя
или победу войска над неприятелем) актуализировано в песне "Выстрелы
с той стороны" (с.133):
Он ходячая битва, он каждый день выжжен дотла.
Вороны вьют венки, псы лают из-за угла...
Четвертое значение (олицетворение сил ада и дьявола) ак-
туализировано в песне "Если я уйду" (с.323):
Ты рядом со мной, ты прекрасна и ты ни при чем.
Смотри, как бьется кровь в висках; но ты ни при чем.
Луна в моих зрачках, ворон за моим плечом.
Пятое значение (мифологический код ворон - волк)
актуализировано в песне "Волки и вороны" (с.211-212):

БГ. Волки да вороны. А. Тарковский "Андрей Рублёв"

А кругом лежат снега на все четыре стороны;
Легко по снегу босиком, если души чисты.

А мы пропали бы совсем, когда б не волки да вороны;
Они спросили: "Вы куда? Небось до теплой звезды?"
<...>
Только пусть они идут - я и сам птица черная,
Смотри, мне некуда бежать; еще метр - и льды;
Так я прикрою вас, а вы меня, волки да вороны,
Чтобы кто-нибудь дошел до этой чистой звезды...
<...>
Может правда, что нет путей, кроме торного,
И нет рук для чудес, кроме тех, что чисты,
А все равно нас греют только волки и вороны,
И благословили нас до чистой звезды.
Образ ворона в данном случае восходит к славянской мифо-
поэтической традиции, где и ворон, и волк часто выступают в роли
спутников и добрых помощников героев.

============

Мифологический сонник

" Ворон – Мифический персонаж у многих первобытных народов америки, азии, древней руси, включая шаманские традиции; одна из «чудесных птиц». Живёт очень долго, питается падалью, трупами - символ алчности, одиночества, мудрости, времени, демонического, во сне нередко выступает предвестником печального известия, несчастья, злого рока или чьей-то смерти; реже знак посвящения в магические знания. Убить ворона – победа над врагами или выход из критической, опасной ситуации."

Русский народный сонник

"Ворон – Предвестник беды и неприятностей; но также символ мудрости."

Снотолкователь. Толкование снов

"Ворон – Во сне виденный, предвещает несчастие и немилость и также предвещает он мужу неверность жены, а жене неверность мужа; летящий ворон на человека предвещает ему смерть; ворон каркающий обещает дурную погоду, неприятные вести и горесть."

Сонник Эзопа

"Ворон – Увиденный во сне ворон является предвестием беды, неприятностей, неудач и даже смерти. С этой птицей многие люди связывают свое горе, может быть, из-за ее черного цвета, а, может быть, из-за того, что вороны являются неотъемлемой частью любого кладбища и по дошедшим до нас преданиям выклевывают глаза мертвым. Существует множество народных примет, связанных с этой смертоносной птицей. Возможно, эти приметы, отложившись в вашем подсознании, вызвали в сновидении образ ворона: «Ворон каркает – к покойнику», «Кто в лесу поет и увидит ворона, тому наткнуться на волка», «Ворон каркает на церкви – к покойнику на селе; каркает на земле – к покойнику во дворе», «Через который двор ворон перелетел каркая, там будет покойник». Наблюдать во сне за тем, как ворон покидает свое гнездо, – предвестие того, что вам следует отказаться от начатого дела, потому что оно принесет одни неприятности и несчастья. Увидеть во сне ворона, сидящего на высоком дереве, – означает, что ваши неприятности кончатся еще не скоро, а потому в реальной жизни вам следует набраться сил и с достоинством преодолеть все жизненные невзгоды. Если во сне ворон смотрит на вас пристальным взглядом, то вы станете невольным свидетелем печального происшествия. Если вам приснилось, что ворон кружится над вашей головой, то такой сон пророчит беду. Если ворон кружится над вами с криком, то это роковой символ, свидетельствующий о тяжелой болезни или смерти близкого вам человека. Разорять во сне вороньи гнезда – знак того, что вам следует отказаться от начатого дела, потому что оно принесет большое несчастье. Возможно, такой сон говорит о том, что неожиданно для себя вы станете причиной гибели близкого вам человека. Если во сне вы увидели ворона, который в своих лапах несет змею, то такой сон говорит о том, что в скором времени вам предоставится возможность сделать ценное, на ваш взгляд, приобретение, которое доставит вам много неприятностей. Если вам приснился громко каркающий ворон, то сон предупреждает о том, что в реальной жизни вам следует быть очень осторожным в общении с другими людьми, потому что своими порой очень резкими словами и необоснованными замечаниями вы сильно обижаете окружающих, в результате чего есть вероятность, что в скором времени останетесь совсем без друзей. Так что этот сон – явное подтверждение одной простой истины: прежде, чем что-то сказать, надо несколько раз подумать."

Сонник для всей семьи

"Ворон – Все зависит от его цвета. Если он черный – кто-то из близких серьезно заболеет; если белый – напротив, выздоровеет. Каркающий ворон – навлекает на дом зло и напасти. Умирающий ворон – появится новый друг (подруга). Если сон приснился с понедельника на вторник – лучше и быть не может, все отлично; если – с субботы на воскресенье грядущие перемены в личной жизни будут иметь большое значение и последствия не только для вас; сон с воскресенья на понедельник – означает поездку за границу. Чаще всего, если во сне ворон не обращает на вас внимания, значит, ваша «вторая половинка» собирается «налево» . "

Украинский сонник. Толкование снов

Ворон – Ворон во сне - насмерть. Коварность.

Сонник XXI века. Толкование снов

Ворон – Увидеть во сне кричащего ворона - плохой знак, убить его - значит спастись от опасного соперника, видеть стаю воронов -- к предстоящей встрече с аферистом. Сидящий возле вас ворон - к печали, ворон в полете-к плохим известиям, есть во сне ворона - к неприятностям. Приснившаяся вам ворона, которая несла что-то в клюве и выронила, - хороший знак, такой сон сулит вам прибыль или неожиданное получение денег, находку.

Ведический сонник

Ворон – Предвещает печальную похоронную церемонию.

Малый Велесов Сонник

"Ворон – Черный – смерть, несчастье, неверность, вести; кричащий – умерший явился, худая погода, горе."

Сонник именинников января, февраля, марта, апреля

"Ворон – Видеть ворона - к болезни; слышать - к плохим вестям."

Сонник Странника. Толкование снов

"Ворон – Весть о чьей–то смерти; негативный аспект родовых влияний, отца, разрушительных черт личности самого спящего."

Французский сонник

Ворон – Увидеть ворона во сне - знак близкой печали. Крыло ворона, распростертое над вами, - означает неминуемую опасность наяву. Каркающий ворон - снится к потерям. Если во сне вы участвуете в охоте на воронов, -ожидается хороший урожай. Стаи ворон, приснившиеся вам на равнине, -предрекают бедствия и голод. Видеть воронов мертвыми - очень хороший знак. Вороны в полете - предупреждают о смертельной опасности, ожидающей тех, к кому они летят. Если во сне ваш муж превратится в ворона, - это знак печали.

Ассирийский сонник

Ворон – Если человек во сне ест ворона (ворону) – к нему придёт достаток.

Сонник Ванги

Ворон – печальный вестник, возвещающий своим криком и даже самим появлением о несчастьях и бедах. Если вам приснилась стая ворон, кружащая в воздухе, то в скором времени произойдет военный конфликт, пострадает много людей, трупами покроется земля, и не будут успевать хоронить мертвых, так что будет пир для воронов и скорбь, траур для людей. Видеть кричащего ворона - верный знак того, что над вашим домом нависла смерть, нужно молиться, и придет спасение. Сон, в котором вороны строят гнезда на деревьях, предвещает болезнь, которая поразит людей и скот, так что мясо животных перестанут есть. Спасение будет найдено в воде, травах, в молитвах и милосердии. Если вороны своей стаей сплошь покрывают землю (поле), то такой сон предрекает неурожайный год, хлеб будет дорогим, а птицы не найдут зерен, погибнут во множестве, если не спасутся, улетев на юго-восток, где будет урожай. Убить во сне ворона - наяву вы будете бессильны перед смертельной болезнью кого-то из близких, лекарства не помогут, как бы вы ни надеялись на них и на врачей, только сострадание и терпение у постели умирающего человека сделают светлыми его последние дни в этом мире. Вы во сне убиваете черную птицу (смертельную болезнь), считая ее истоком страданий, на самом деле смерть - облегчение для больного, и он это знает, и вам нужно с этим смириться.

Сонник Хассе. Толкование снов

"Ворон – Видеть - потеря; слышать крик - несчастье; видеть летающих вокруг дома - смерть; видеть как воруют - переживаешь смертельный страх; пугать - выследить вора или мошенника."

Сонник Симона Кананита

Ворон – Видеть - потеря - слышать крик- несчастье - видеть летающего вокруг дома - смерть - видеть, как ворует - переживаешь смертельный страх - пугать - выследить вора или мошенника

Лунный сонник. Толкование снов

Ворон кричащий – К наступающей беременности.

Сонник Фрейда

Ворон, ворона – Если вам приснилась ворона или ворон, это свидетельствует о том, что ваши существующие отношения находятся в той стадии, когда внешнее застилает собой внутреннюю сущность. Вам хорошо в постели, но сами< вы толком не знаете, какие чувства, кроме страстного желания, связывают вас и делают ваш новый союз таким притягательным для вас обоих. По трезвом размышлении вы начинаете понимать, что гармония и взаимопонимание между вами царят только в постели, тогда как в обычное время вы с трудом находите, о чем вам можно было бы поговорить. Скорее всего, вас действительно связывают только интимные отношения.
=====================

Каждый индус мечтает закончить свой жизненный путь в Варанаси. Погребение происходит также и водах Ганга

Варанаси располагает гхэтами – это специальные места для разведения погребальных костров, самое священное для жителей Индии - Гхэт Маникарника. Это самое респектабельное место для погребения. Именно здесь мечтает принять смерть каждый житель Индии. На это место, как правило, местные изгои – шандали –приносят трупы для погребения, пронося их через улицы города на носилках, сделанных из бамбука. Трупы они заворачивают в ткань. Кремация здесь – это вполне естественно, поэтому если вы любитель острых ощущений, кремация на Гхэт Маникарника –для вас. Однако надо помнить, что зрелище это для сильных психикой и духом людей.

из статьи Светланы Жарниковой

«Самым великим из семи священных городов древних арьев был город Варанаси - центр учености и столица царства Каши, то есть «сияющего». Эпос утверждает, что Варанаси основан в глубочайшей древности, при внуке прапредка людей Ману, спасшегося от потопа. По астрономической хронологии Махабхараты Варанаси как столица существовал уже за 12 тысяч 300 лет до наших дней.

Название его производят или от слова «варана», что значит «лесной слон» (мамонт), или от наименования рек Вараны и Аси, на которых и стоял этот город, или, возможно, что оно происходит и от сочетания вара-наш, что означает «круг» (крепость). Но есть ли сегодня город с таким названием на реке Варане? Если посмотреть на берега реки Вороны, то мы там такого города не увидим.

Однако вспомним, что вплоть до XVIII века нынешняя река Воронеж называлась Великой Вороной, была судоходной и даже полноводнее верхнего Дона. На этой реке сегодня стоит крупнейший город юга России - Воронеж. О том, когда он основан, у нас нет никаких точных данных. Воронеж упоминается и под 1177 годом, и в 1237 году. Считается, что крепость Воронежа была восстановлена в 1586 году. В XVII-XVIII веках город был деревянным, однако еще в 1702 году в его черте имелись руины каких-то каменных строений, называвшиеся местными жителями казарскими. Сейчас на территории Воронежа насчитывается по меньшей мере четыре древнерусских городища. Есть и памятники предшествующих эпох.

Но мог ли Воронеж быть древним Варанаси? На этот вопрос следует ответить положительно.

Во-первых, само название «Воронеж» более близко к древнеарийскому Варанаси (Варанаши), нежели современное индийское Бен-Арес (город Ареса), тем более что в XVI веке крепость называли Воронец, а в XVII в. - Воранаш.

Во-вторых, древнеарийский эпос указывает в районе Варанаси на ряд географических объектов, отсутствующих в Индии.

Помимо реки Вараны (Великой Вороны), возле Варанаси текли реки Аси, Кавери, Дева.
Но у самого Воронежа и сейчас текут реки Усмань, Каверье, Девица.

Недалеко от Варанаси находились водоем Вай-дурья (дурья - гора) и горы Дева-сабха (сабха - сопка).

Но и сейчас в Воронежской и Липецкой областях течет река Бай-гора, а холмы южнее Воронежа, у рек Сосны и Дона, зовутся Девогорье. В одной из книг Махабхараты говорится о Варанаси как о городе в области Видеха.

Но эпическая страна Видеха со столицей Митхилой располагалась в краю семи устьев Ганги (Волги) и тысячи лотосовых озер и, как считали санскритские комментаторы, никакого отношения к царству Каши не имела. (Кстати, и сейчас в дельте Волги растет множество лотосов, а 5-6 тысяч лет назад уровень Каспийского моря был ниже современного на 20 метров, и дельта Волги смыкалась с дельтами Терека и Урала в один огромный озерный край.)
Это кажущееся противоречие объясняется просто: у Воронежа в Дон впадает река Ведуга, по имени которой, судя по всему, и была названа область Видеха. Рядом с городом Варанаси, как свидетельствует Махабхарата, был расположен город Хастин, ставший столицей арьев после битвы на Курукшетре (Курском поле) в 3102 году до н.э. И что же? Рядом с Воронежем расположено село Костёнки (в XVII в. - город Кастин), знаменитое своими археологическими памятниками, древнейшие из которых относятся к 30-му тыс. до н.э. Культурные слои этого селения идут из глубокой древности до наших дней без перерыва, что свидетельствует о преемственности культуры и населения. Так что, мы думаем, можно утверждать, что Воронеж и Варанаси, как Костёнки и Хастин, - одно и то же».

азвания этих городов происходят от слова «вар». В ведийской философии оно означает глиняный дом или корабль (ковчег), где спрятался первый бог-человек во время климатической катастрофы (в христианстве - Ноев ковчег) и спрятал там по паре растений и животных, чтобы пережить зиму. Древние арии пришли в Индию всего 5 тысяч лет назад. До этого цивилизация индоевропейцев развивалась почти 45 тысяч лет в Северном Причерноморье.

г. Варанаси, штат Уттар Прадеш, Индия

вивалась почти 45 тысяч лет в Северном Причерноморье. Главным городом были Дивы (Фивы), которые располагались в среднем течении реки Дон (современное село Дивногорье). Недалеко от этого места, где сегодня располагается город Воронеж, была главная судоверфь. Здесь граница сосновых лесов и степи. В последствии здесь царь Петр I строил флот для экспедиции в Азов. Однако, расселяясь по миру, арии в новых землях создавали колонии-клоны своей прародины.
Так река Га (древнее название Дона) стала Гангом, в Вар-он-же стал Вар-ан-си, что можно перевести как «дом единого бога». Варанаси - один из самых священных и древних городов Индии. Еще Марк Твен говорил, что Варанаси «древнее истории, традиции и даже легенды, а выглядит еще старше». В свое время Варанаси был центром учености и религии. В городе были сотни храмов, университеты и богатейшие библиотеки с текстами еще ведических времен. Но примерно 1000 лет назад пришли мусульмане и все уничтожили. Пали храмы, три года горели костры с бесценными манускриптами, гибли брамины - носители культуры и знаний, принесенных с Руси. Но остался дух Вечного города, который можно ощутить и сейчас, достаточно пройтись по узким улочкам старого Варанаси и спуститься к гхатам на Ганге.

г. Воронеж, Россия

Остались и некоторые культурные традиции. Тысячи путешественников со всех концов земли стекаются в Варанаси и «зависают» здесь на месяцы, чтобы поучиться играть на индийских музыкальных инструментах, пройти курс йоги и тд.
Замечено, что ход истории в первородных землях идет быстрее, чем в периферийных мирах. Поэтому наблюдая обычаи Варанаси, воочию вы видите то, что происходило в Воронеже, на берегах реки Дон, примерно 3 тысячи лет до н.э.

Share this

Комментарии

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Спасибо! А за

Спасибо!
А за Летова - отдельное

Re: Спасибо! А за

Знала, что ты любишь.



Dr. Radut | blog