Skip to Content

Персефона

Красива была Персефона, изящна, само очарование, глаз не отвести. Зевс обещал ее в жены своему брату Гадесу, владыке царства мертвых. Однако мать Персефоны, Деметра, богиня плодородия, благоденствия и покоя, не знала об обещании Зевса.
Любовалась она своей дочерью, чья красота сияла подобно самой прекрасной звезде, и сердце ее наполнялось чувством радости и гордости. Не ведала Деметра, что судьбой уготован ей самый жестокий удар, какой только может постичь мать: лишится она своей дочери Персефоны.


Jonh Waterhouse
Spring Spreads One Green Lap of Flowers
Date: 1910
Medium: Oil on canvas

Однажды Персефона с подружками-нимфами пришла на берег красивого озера. Бессчетное количество лебедей плавало по глади его вод и оглашало окрестности песней. Со всех сторон озеро окружали таинственные рощи, манящие приятной прохладой. Землю устилал ковер из цветов и трав самых разных красок и форм. Они никогда не вяли, ибо в той стране была вечная весна. Персефона и ее подружки углубились в тенистый лес. Веселились, проказничали, а когда настало время возвращаться, решили нарвать полные корзины цветов. Персефона захотела принести домой цветов больше всех. То и дело отбегала она от остальных девушек, срывала фиалки, лилии, розы, гиацинты. Вдруг поодаль в траве увидела красивый желтый нарцисс. Подбежала к цветку и только наклонилась, чтобы сорвать его, как земля перед ней разверзлась и из мрачной пропасти на быстрой колеснице вылетел Гадес, бог сумрачного подземного царства. Быстрее молнии подскочил он к красавице, посадил в колесницу и во весь опор умчался прочь. К тому времени, когда остальные девушки пришли в себя от испуга, от Персефоны не осталось и следа. Только в ушах еще звучали крики похищенной подружки, которая, стеная и плача, звала на помощь мать, да осталась на земле охапка цветов, которые она обронила в испуге.


Бернини
Лоренцо Джованни
Похищение Прозерпины
1621-1622

Мрамор
Галерея Боргезе, Рим

Похититель заставлял коней мчаться что есть мочи. Он угрожающе размахивал над ними черными вожжами, и они неслись, не разбирая дороги, подальше от красивого озера. Так они домчали до водного источника, где жила Киана, известная своей справедливостью. Услыхав громыханье подъехавшей колесницы, она вынырнула из волн посмотреть, что происходит. Нимфа сразу узнала божественную Персефону. Она раскинула руки, преграждая дорогу владыке преисподней. Стала умолять его: «Не смей ехать дальше! Как можно увозить Персефону вопреки воле ее матери. Ты должен просить у божественной Деметры руки ее дочери, а не похищать ее, как вор! Хотя сам Зевс, отец Персефоны, обещал тебе ее в жены, нужно получить согласие и матери невесты».
Разгневался Гадес на отважную нимфу, прикрикнул на своих бессмертных коней и с такой силой метнул свой царский жезл прямо перед собой, что он глубоко воткнулся в землю. Разверзлась земля в этом месте и открыла путь колеснице Гадеса в Тартар. Мгновенно исчезла колесница в бездне.
Стала Киана оплакивать похищение прекрасной богини. Жалость переполняла ее сердце. Она плакала до тех пор, пока не изошла вся слезами, после чего смешалась с водами, которые недавно были ее царством. Превратилась Киана в тонкий ручеек и растворилась бесследно в водах других ручьев и рек.
Между тем Деметра со все большим беспокойством ожидала возвращения дочери. Не могла понять, почему она так задерживается. Хоть и слышала отчаянный крик Персефоны, но не знала, что произошло. Так и не дождавшись ее возвращения, Деметра в страхе поспешила на поиски дочери. От пламени, извергаемого огнедышащей горой Этной, зажгла она два факела и пошла с ними по свету. Девять дней и девять ночей ходила она по земле, осмотрела при свете факелов каждую пядь суши и моря. Не спала, не ела, спрашивала всех и каждого, не попадалась ли им Персефона. Распущенные волосы, сбившаяся накидка, черные траурные одежды — так выглядела обезумевшая, безутешная Деметра. И люди, и боги — все жалели ее. Но никто ничего не мог сказать о том, где ее дочь. На десятый день Деметра повстречалась с Гекатой, богиней Ночи. Та сказала, что тоже слышала отчаянный крик Персефоны, но похитителя не видела, так как он был окутан мраком.
Деметру мучили голод и жажда. Особенно сильно ей хотелось пить. Она заметила неподалеку жалкую лачугу, покрытую соломой, и постучалась в дверь. Вышедшая на стук старуха спросила богиню, что ей надо. «Бабушка, дай мне попить»,— попросила Деметра. Старуха вынесла ей сосуд со сладким напитком, в который она добавила жареной крупы. Богиня схватила сосуд и жадно прильнула к нему. Вдруг перед ней возник дерзкий, развязный парень, который стал насмехаться над тем, что она так жадно пьет. Богиню охватил гнев, она перестала пить и плеснула в наглеца остатками напитка. Едва она сделала это, как парень на глазах начал превращаться в пятнистую ящерицу. Испугалась старуха, расплакалась. Побоялась даже пальцем прикоснуться к ящерице. Правда, вскоре это стало невозможно сделать. Превратившись в уродливое животное, парень исчез, спрятавшись где-то в камнях.
Множество земель и морей прошла Деметра. Повсюду искала свою дочь, и все напрасно! Никто и нигде не видел и не слышал о ней, ни малейшего следа она не оставила. Несчастная мать вернулась на Сицилию, продолжала там поиски. И вот вышла она однажды к источнику, где жила божественная нимфа Киана. Увидев Деметру, она чуть не вышла из своих берегов. Так ей хотелось рассказать богине о несчастье, свидетелем которого она была. Но если бы даже смогла покинуть русло ручья, что бы это дало? Ведь у нимфы уже не было ни уст, ни языка, чтобы поведать тайну. Все же Киана решила попытаться дать богине знак, который помог бы ей догадаться, что произошло с Персефоной. И Киана выплеснула на берег пояс Персефоны, который соскользнул с нее в воду в момент похищения. Несчастная мать сразу узнала его. Ей стало ясно, что случилось. Она стала рвать на себе волосы и раздирать грудь от невыносимой боли. Ее дорогая, прекрасная дочь Персефона исчезла! Куда? Кто ее похитил? Откуда явился этот разбойник? Деметру захлестнули гнев и обида на все народы и все страны. «Какая черная неблагодарность! — вскричала она.—
Я посылаю богатые урожаи зерна и плодов. Я научила их пахоте и посеву. Я наполняю амбары обильными запасами, щедрой рукой дарую людям изобилие. Я забочусь об облагораживании их нравов. Но теперь со всем этим покончено! Меня, богиню плодородной земли, подвергли неслыханному унижению и поруганию. Все почувствуют мой гнев! И особенно на Сицилии, где свершилось преступление. Я испорчу плуги, засыплю поля, вытопчу посевы, уничтожу стада. Ни одна травинка не взойдет. Пусть увидят, что такое гнев матери-Земли, пусть узнают, что такое голод!».
Долго еще причитала богиня. Услышав ее, нимфа Аретуза, обитавшая в соседнем источнике, высунула голову из воды, откинула с лица свои длинные волосы и сказала: «Милая мать Персефоны, этой чистой и прекрасной девушки, которую ты напрасно ищешь на земле, умерь свой гнев! Я скажу тебе, где находится девственная Персефона. Ты напрасно гневаешься на землю и ее жителей. Поневоле она разверзлась пред могучим владыкой подземного царства и позволила ему скрыться с дорогой добычей. Да, это он похитил твою любимую дочь! Я это видела собственными глазами, ведь мои воды текут под землей и лишь здесь выходят на поверхность, чтобы я могла видеть солнечные лучи и ночные звезды на небе. Там, во тьме, в подземном царстве теней, я видела твою дочь. До сих пор глаза ее наполнены печалью, она еще не оправилась от испуга. Но какой могущественной госпожой она стала! Она жена владыки всего подземного царства, царица царства теней. Когда увидишься с ней, приди снова сюда, и я расскажу тебе свою судьбу».
Услышав это печальное известие, Деметра чуть не окаменела, так оно потрясло и ужаснуло ее. Жестокая боль раздирала ей сердце, долго богиня не могла прийти в себя. Когда же сознание вернулось к ней, она решила немедленно обратиться к Зевсу. Скромная, тихая богиня, постоянно находившаяся на земле среди людей, не посещавшая даже собраний богов, быстро вскочила в колесницу и помчалась во дворец Зевса. Предстала перед владыкой богов с нахмуренным лицом, полными гнева глазами, распущенными волосами. Удивился Зевс ее приходу. Не успел ничего спросить, так как сразу услышал ее сердитый голос: «Я пришла просить за свою дочь Персефону, которая также и твоя дочь. Ты, могущественный бог, видимо, не очень-то считаешься с матерью. Но судьба нашей дочери должна тронуть и твое сердце! Я долго искала свое дорогое дитя, обошла весь свет. Только теперь мне удалось узнать, что с ней случилось. Я готова позабыть о похищении, но пусть вор вернет ее! Разве наша дочь не заслужила лучшей участи, чем стать женой разбойника? Если ты, бог, не восстановишь порядок, не велишь своему брату Гадесу вернуть Персефону, то увидишь, как от голода погибнет весь мир и вымрет человеческий род. Ни зернышка, ни стебелька не соберут люди. И голод не прекратится до тех пор, пока не будет положен конец несправедливости и моя дорогая дочь не вернется домой!».
Гнев кипел в груди богини, сердце раздирала боль. Зевс попытался ее успокоить: «Успокойся, моя дорогая! Из-за любви отважился Гадес на похищение Персефоны. Это могущественный бог, столь же могущественный, как и я. Отдать ему в жены нашу дочь — честь для нас. Подумай и не требуй возвращения Персефоны. Если же ты будешь настаивать на своем, то Персефону можно будет вернуть на белый свет. Но она сможет выйти из царства Аида, только если не отведала там никакой еды. Таков закон судьбы, и его никому не дано нарушить».
Выслушав Зевса, Деметра вновь потребовала вернуть Персефону на землю. Сказала что сама отправится за ней в подземное царство. Владыка всех богов призвал Гермеса и велел ему проводить Деметру в царство мертвых. Гермес с богиней тотчас же опустились на землю и оказались у входа в преисподнюю. Деметра осталась у врат, а Гермес направился дальше. Встретив Гадеса, он сказал: «Гадес, повелитель умерших, ты знаешь, зачем я пришел. Меня прислал сюда сам Зевс с повелением вывести на свет Персефону. Пока мать не увидит и не обнимет свою дочь, гнев будет бушевать в ней. Она осуществит свою угрозу и погубит голодом весь человеческий род». Владыка подземного царства улыбнулся и кивнул головой в знак согласия с повелением Зевса. Он подозвал к себе жену и сказал ей: «Милая Персефона, мать ждет тебя, можешь идти. Но не забудь и люби меня. Не слишком предавайся грусти. Я — брат Зевса, и если останешься моей женой, то обретешь славу и честь. Будешь вместе со мной править царством мертвых, а на собраниях бессмертных богов тебе воздадут подобающие почести. Подумай над тем, что я тебе сказал».
Услышав, что она может вернуться на белый свет, Персефона подскочила от радости и не стала больше слушать Гадеса. Она не опасалась какого-либо коварства с его стороны. Однако Гадес воспользовался ее радостным настроением и с помощью хитрости вложил ей в рот гранатовую косточку, которую она вкусила. Гранат же являлся символом верности. Так Гадес навечно привязал к себе Персефону.
После этого он, словно ничего не произошло, приказал подать свою золотую колесницу и запряг в нее быстроногих бессмертных коней. Богиня села в колесницу, рядом с ней Гермес. Колесница готова была тронуться, когда возле нее неожиданно появился рослый простолюдин невзрачной наружности с большой головой и глазами навыкате. Он сделал несколько прыжков в направлении колесницы, встал перед ней и крикнул: «Гермес, посланец богов, остановись! Я видел своими глазами, как Персефона съела гранатовую косточку. А ведь неумолимый закон гласит, что если тут, в преисподней, кто-либо отведает какой-нибудь пищи, то он безвозвратно принадлежит царству теней и не может из него выйти!»
Гермес молча кивнул головой, соглашаясь, а Персефона расплакалась, так ранила ее жестокость доносчика. Она набрала воды из подземных потоков и окропила ею соглядатая. Как только капли коснулись его, злой доносчик превратился в безобразного сыча с выпученными глазами. И по сей день эта зловещая птица не предвещает никому ничего хорошего.
Но что пользы от превращения злодея в сыча? Ведь Персефона вынуждена была остаться в подземном царстве, и ее несчастная мать Деметра ушла от врат Аида одна. Ее слезам и горю не было конца. Деметра привела в исполнение свою угрозу: отказалась посылать людям плоды, уничтожила все, что выросло на полях, не позволила взойти новым всходам. Ужасный голод охватил все страны. Род людской оказался на грани гибели. Зевс непрерывно слал посланцев к оскорбленной богине, умоляя ее смириться с судьбой дочери, унять свой гнев и осчастливить землю богатым урожаем. Но Деметра была неумолима. Когда Зевс понял, что люди и все живое на белом свете в самом деле могут погибнуть, он помог заключить договор между владыкой подземного царства и ожесточенной Деметрой. Согласно этому договору, Персефона одну треть года будет проводить в царстве теней, а две трети — на белом свете у своей любимой матери. Гадес дал согласие на это. Настал радостный миг, когда Персефоне предстояло вновь увидеть свет солнца. Она вышла из подземного царства и направилась в Элеузин, когда по земле шествовала весна. Увидев свою опечаленную мать, Персефона стиснула ее в объятиях. Обе плакали от радости и счастья. С тех пор каждую весну Персефона покидает хмурое, печальное подземное царство и является на землю. Все живое разделяет радость счастливого свидания матери с дочерью. Покрываются молодой листвой деревья и кустарники, жадно тянутся к солнцу трава и цветы. Земля превращается в прекрасный сад. В конце лета крестьяне собирают щедрый урожай, фруктовые сады дарят свои плоды, даже в самом маленьком и бедном селении царит радость. Но осенью, когда Персефона должна покинуть мать и вернуться к печальному уделу царицы царства теней, слезы льются из глаз Деметры. Печалится вместе с ней каждый уголок земли. Вянут цветы, опадают с деревьев листья, пустеют поля. Радость покидает мир, на землю опускается мгла. Тучи заволакивают небо, всюду пусто, неприветливо, печально. Но и в этот грустный период людей утешает надежда, что кончится зима, и Деметра снова обнимет свою дочь. Вновь зазеленеют луга, будут зреть колосья, и радость, которую дарят нам весна и лето, полностью вытеснит печаль осени и зимы. Пока люди ждут и верят в приход весны, все у них будет хорошо.

Share this

Комментарии

Настройки просмотра комментариев

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Re: Персефона

Да, она действительно прекрасна, и прекрасный миф о Весне.



Dr. Radut | blog